Ух, чую дух в моих владеньях!

Ух, чую дух в моих владеньях!

Я чувствую запах крови Англичанина

Будь он живой или будь он мертвый,

Я размелю его кости,

Чтоб приготовить мой хлеб[10].

Не существует словарного слова для армии невидимых гигантов, высотой в тысячу миль, соединенных руками, подпоясывающих планету Земля. С тех пор, как существует точно такая невидимая, абстрактная, юридически-изобретательная армия гигантов, мы изобрели слово «GRUNCH» в качестве группового означающего — «a grunch of giants». GR-UN-C-H, который означает «ГРУБЫЙ ГРАБЕЖ ВСЕЛЕНСКОЙ НАЛИЧНОСТИ» [GROSS UNIVERSE CASH HEIST], выплачивает ежегодные дивиденды в размере более одного триллиона долларов США.

GRUNCH занят исключительно инструментальнодостижимыми-и-оперируемыми, всецело невидимыми химическими, металлургическими, электронными и кибернетическими сферами реальности. Средний возраст гигантов GRUNCH — 34 года, большинство из них выросло из того, что Эйзенхауэр назвал «военно-промышленным комплексом» в период после Второй Мировой Войны. Они не есть то же самое, что довоенные международные медные или оловянные картели. Гранч гигантов состоит из корпоративистски взаимозамкнутых владельцев бескрайней невидимой империи, включающей радиоволны и спутники; плюс бескрайняя видимая империя, которая включает лишь все восемнадцатилетние и более молодые города небоскребной группы во всем мире, равно как фабрики и исследовательские лаборатории, удаленно вызванивающие старые города и все Восточное индустриальное развертывание, включая такие, как Тайвань, Южную Корею, Малайзию, Гонконг и Сингапур.

Они контролируют финансовую кредитную систему некоммунистического мира вместе со всеми финансовыми средствами запуска любых венчурных инициатив массового производства и распределения мирового уровня. Заключая трудовые соглашения почти со всеми подающими надежду студентами научных университетов перед их выпуском, они монополизируют все специфические теоретические ноу-хау, чтобы эксплуатировать свой обширный инвентарь уже приобретенной невидимой технологии ноу-хау.

Кто направляет Гранч? Никто не знает. Он контролирует все банки в мире. Даже безмолвные Швейцарские банки. Он делает то, что его юристы говорят ему. Он поддерживает техническую законность, и готов доказывать ее. Его юридическая фирма называется «Макиавелли, Макиавелли, Атомы & Нефть» [«Machiavelli, Machiavelli, Atoms & Oil»]. Некоторые думают, что второе Mach есть прикрытие для Mafia.

Гранч не изобрел Вселенную. Он ничего не изобрел. Он монополизировал «знаю-где» и «знаю-как» [know-where and know-how], но лишен «знаю-почему/зачем» [know-why]. Он озабочен абсолютным эгоизмом и его гарантированным удовлетворением. Он столь же слеп, как его Швейцарские банки — безмолвны. Больше, гораздо больше о Гранче будет сказано позже.

Когда сделаны фотографии гигантских стадионов, полностью упакованные фанатами на рок-концерте или футбольном матче, мы понимаем, как выглядят 100 000 человек. Мы все думаем о Хиросиме как о худшем единоразовом убийстве людей людьми. Это составило около 75 000 полных больших стадионов. Каждый день каждого года, год за годом, 75 000 таких полных стадионов во всем мире гибнет от голода или его побочных эффектов, несмотря на среднегодовой показатель в 5 % мирового перепроизводства еды, достаточного для полного обеспечения человеческой популяции. Это ежедневное убийство невинных затмевает ужасное убийство Освенцима.

Гранч не является причиной этого, но он мог бы с большой выгодой закончить это. Только потому, что это возможно, не означает, что это легко. Однако, под руководством компьютеров, и с некоторым исполнительным видением, храбростью, инициативой и доведением дела до конца, это может быть очень выгодно в денежном выражении и способно снискать долгую славу для Гранча и предприятия прочеловечества. Это стоило бы лишь 3 % ежегодных дивидендных доходов Гранча, причем сюда включается на только возможность накормить всех смертельно голодных, но также облегчить страшную бедность по всей планете, поскольку демографический взрыв происходит строго среди обедневших людей. Такая мировая инициатива со стороны Гранча устранила бы одну из двух больших угроз продолжению [присутствия] человечества на планете Земля: ядерной бомбежки и перенаселенности.

Великий мировой политэкономический тупик противостояния коммунизм vs. капитализм предполагает, что на нашей планете существует фундаментальное несоответствие поддержания жизни. Таким же образом четыре главных мировых религии полагают, что это должны быть либо вы, либо мы, но никогда не достаточно для нас обоих. Вместе два политических лагеря потратили $6,5 трлн. за минувшие 33 года на то, чтобы купить способность убить все человечество в течение одного часа.

Вместе мы, Земляне, всегда имели соответствующие физические ресурсы, чтобы заботиться обо всем человечестве, но испытывали недостаток в ресурсах метафизических ноу-хау, с которыми можно эффективно использовать физическое богатство Земли. Пригодное ноу-хау могло накапливаться только через опыт проб-и-ошибок, объединенный с синергетически приобретенной мудростью, всецело используемой с абсолютной верой в интеллектуальную целостность, со всеохватной любовью управляющей регенеративной Вселенной. Однако, в 1970-х годах наш рог изобилия ноу-хау, когда-либо более стремительно накапливавшегося, переполнился, и его содержимое синергетически интегрировалось, так, что мы теперь можем заботиться о каждом земном индивиде на устойчивом уровне достатка миллиардера, в то время как [стоимость] проживания составила бы лишь менее, чем 1 % нашего ежедневного поступления энергии на планету от нашего космически сконструированного ядерного реактора, Солнца, оптимально расположенного в безопасных 92 млн. миль от нас и благополучно связанного с нами фотосинтезом, ветром, дождем, волной и всеми прочими погодными поведениями.

В «невидимом» мире технологии изобретатели непрерывно увеличивают количество и качество выполняемой работы на каждый объем или фунт материала, эрг энергии, и единицу рабочего или максимального времени, вложенных в каждое данное увеличение достигнутой функциональной производительности. Этот сложный процесс мы называем прогрессивной эфемеризацией [ephemeralization]. В 1970-х гг суммарный общий итог увеличения полного технологического ноу-хау и их всесторонней интеграции позволил человечеству пересечь эпохальный, но невидимый, порог, в состояние технологически осуществимого и экономически выполнимого универсального успеха для всего человечества.

Это действительное, но невидимое, пересечение порога началось в 1969 году, когда научные знания людей и технологическая изобретательность, поддержанные исключительно достаточным правительственным финансированием из налоговых средств граждан, выяснили, как сделать столь много со столь малым, чтобы быть в состоянии поместить людей на Луну и вернуть их благополучно на Землю. Другими типичными декларациями того, как сделать столь много со столь малым, чтобы позаботиться обо всем человечестве, периода 1970–1980 гг., были:

1. доставка в течение одного полета и установка на математически точный Южный Полюс нашей планеты геодезического купола из нержавеющей стали и алюминия 140 футов в диаметре и площадью в 23 000 квадратных футов, способного выдерживать многократные полные снежные заносы;

2. ракетно-запускаемые спутники, способные транслировать глобальное телевидение и другие программы;

3. планетарный осмотр Солнечной Системы с помощью ТВ-коммуникаций, запущенными с Земли исследовательскими спутниками;

4. компьютерная революция и ее прогрессивная миниатюризация;

5. лазерный луч и его многочисленные возможности, такие, как его чтение цветного ТВ с записей на гладких дисках;

6. успешный полет через Ла-Манш на мускульной силе человека Макриди [MacCready]; и

7. его последующий полет из Парижа в Англию, исключительно за счет прямого действия силы Солнца; и, наконец

8. девяностопятифутовый в размахе крыла самолет того же Макриди, весивший всего лишь 45 фунтов благодаря его структуре из углеволоконного сплава и оболочке из майлара.

В 1970-е гг. можно было технически продемонстрировать, что, применяя наиболее продвинутые ноу-хау для сохранения и использования мировых ресурсов, мы можем, в течение десяти лет от-убийственной-до-жизненной переориентации мирового производства, получить все человечество, наслаждающееся устойчиво более высоким стандартом жизни, чем какие бы то ни было люди прежде имели в своем опыте. Также можно было бы продемонстрировать, что мы можем сделать это, одновременно постепенно сокращая все дальнейшее использование Землянами ископаемого топлива и атомной энергии.

Человечество столь специализировано, и эти эпохальные знаковые технологические факты столь невидимы, что представляется почти безнадежной задачей адекватно сообщить человечеству, что с этого времени, впервые в истории, не приходится быть в ситуации «вы или я» — теперь достаточно для «обоих» — и убедить человечество этого факта вовремя разрешить ему осуществить свой выбор и спасти себя.

Теперь всего много для всех. Война устарела. Обязательно, чтобы мы дали слово всему человечеству — ПОРЫВУ — перед тем, как кто-то по неосведомленности нажмет на кнопку, провоцирующее нажатие всех кнопок.

То, что делает столь затруднительной задачу информирования человечества о его новорожденной возможности выбора, так это понимание того, что успех для всех есть факт, и что все основные религии и политики процветают только за счет того, что на все возрастные группы оказывает влияние по неосведомленности допущенная предпосылка о существовании вечной недостаточности поддержания жизни, неотъемлемо присущей дизайну планеты Земля.

О том, что для всех нас возможно выиграть [такое понимание] — и как — повествует книга «Гранч гигантов».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ф. И. Буслаев. Из «Моих воспоминаний»*

Из книги Гоголь в воспоминаниях современников автора Панаев Иван Иванович

Ф. И. Буслаев. Из «Моих воспоминаний»* …Однажды утром в праздничный день сговорились мы с <В. А.> Пановым итти за город, и именно, хорошо помню и теперь, в виллу Albani, которую особенно часто посещал я. Положено было сойтись нам в cafe Greco, куда в эту пору дня обыкновенно


Кое-что о моих стихах

Из книги Эссе автора Шаламов Варлам

Кое-что о моих стихах Я пишу стихи с детства. Мне кажется, что я всегда их писал — даже раньше, чем научился грамоте, а читать и писать печатными буквами я умею с трех лет.В 1914 году я показал написанное мною антивоенное стихотворение классному наставнику, преподавателю


«Моих Тысячелетий»

Из книги Литературные портреты: По памяти, по записям автора Бахрах Александр Васильевич


МОИХ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

Из книги Сочинения русского периода. Проза. Литературная критика. Том 3 автора Гомолицкий Лев Николаевич

МОИХ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ Русская литература насчитывает несколько поэтов, вышедших из еврейской среды. Но никто из них, если не считать Фруга, поэта совсем слабого, не показал открыто нам своего национального лица. Первым сделал это Довид Кнут, один из самых ранних русских


5. Из моих холодных рук

Из книги Стволы автора Кинг Стивен

5. Из моих холодных рук Когда я думаю о консервативно настроенных любителях огнестрельного оружия, враждебно относящихся к любым идеям контроля за его оборотом, то вспоминаю слова, якобы сказанные одним из демократов в Палате представителей по поводу Джеральда Форда[18]:


«У моих фильмов всегда открытый финал» Интервью берет Сюзанна Турмен (1992)

Из книги С.Д.П. Из истории литературного быта пушкинской поры автора Вацуро Вадим Эразмович

«У моих фильмов всегда открытый финал» Интервью берет Сюзанна Турмен (1992) Сюзанна Турмен. Казалось бы, фильм по пьесе Шекспира — совсем не то, чего от вас ждут.Питер Гринуэй. Думаю, нужно отметить, что в этой необычной последней пьесе Шекспира есть кое-что совершенно


С. Д. П с книжкою моих басень

Из книги Литература 8 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы автора Коллектив авторов


Глава VII Об отъезде дона Дьего, об известиях о смерти моих родителей и о решениях, которые я принял на будущее

Из книги Стихотворения. 1915-1940 Проза. Письма Собрание сочинений автора Барт Соломон Веньяминович

Глава VII Об отъезде дона Дьего, об известиях о смерти моих родителей и о решениях, которые я принял на будущее В это время дон Дьего получил от своего отца письмо, в которое было вложено послание ко мне моего дяди Алонсо Рамплона, человека, украшенного всеми добродетелями и


53. «О друг моих ночных томлений…»

Из книги Очерки по истории английской поэзии. Поэты эпохи Возрождения. [Том 1] автора Кружков Григорий Михайлович

53. «О друг моих ночных томлений…» О друг моих ночных томлений, Дитя с глазами старика, Где сумрак призрачных селений И злое бденье паука. Отвисли губы без дыханья, Чуть к полу тянется ступня, И неподвижность и молчанье: О память ночи, память дня! Я предвосхитил скорби


Д. С. Гессен Соломон Барт (Из моих воспоминаний)

Из книги автора

Д. С. Гессен Соломон Барт (Из моих воспоминаний) «Есть где-то в Польше такой человек — Барт; он пишет стихи, и я очень интересуюсь им и его стихами. Не могли бы вы разузнать, что он за человек, где он живет (кажется, его знает не то Гомолицкий, не то Бранд), и раздобыть его


Моя весна – зима моих забот Написано в Тауэре перед казнью

Из книги автора

Моя весна – зима моих забот Написано в Тауэре перед казнью Моя весна – зима моих забот; Хмельная чаша – кубок ядовитый; Мой урожай – крапива и осот; Мои надежды – бот, волной разбитый. Сколь горек мне доставшийся удел: Вот – жизнь моя, и вот – ее предел. Мой плод