§ 2. Марксистская критика: социология в синтезе с герменевтикой

§ 2. Марксистская критика: социология в синтезе с герменевтикой

Если в рамках культурно-исторической школы литература рассматривалась как явление, детерминированное национальной психологией автора и его принадлежностью к определенному физико-географическому и историческому контексту, то в рамках марксистской критики как явление, детерминированное социальной, классовой принадлежностью автора.

Марксистская критика сложилась в последней трети XIX в. под влиянием концепции искусства, выдвинутой К. Марксом. Развитие общества, по Марксу, определяют экономические отношения. Они составляют базис, основу общества. Все остальные проявления человеческой культуры представляют собой надстройку над экономическим базисом. Таким образом, искусство мыслится как производное от экономики, а его развитие – как детерминированное экономическим состоянием общества. В истории человеческой цивилизации Маркс выделяет несколько социально-экономических формаций (древность, феодализм, капитализм, социализм), каждой из которых соответствует своя форма искусства. В рамках каждой формации общество не является однородным: оно состоит из противоборствующих классов (групп людей, выделяющихся по характеру их отношения к средствам производства), каждому из которых свойственна определенная идеология. Человек, по Марксу, непременно является носителем идеологии той социальной группы, к которой он принадлежит. Идеология класса формирует сознание человека, навязывая ему ту картину мира, в которой класс заинтересован. Человек, таким образом, рассматривается как носитель ложного сознания – сознания, ограниченного его классовой принадлежностью, которая управляет его существованием и самосознанием. Носителем ложного сознания, детерминированного классом, является и автор, создатель литературного произведения.

В рамках такой концепции авторского сознания произведение литературы понимается как выражение идеологии того класса, к которому принадлежит автор. В тексте всегда закодирована та картина мира, в неосознаваемой зависимости от которой находится автор. Помимо его воли произведение фиксирует ту идеологию, которая детерминировала его сознание.

В связи с таким пониманием произведения методологию марксистской критики образует установка на расшифровку скрытого в произведении классового содержания, бессознательно отразившейся в нем классовой идеологии. Марксистская критика стремится обнаружить идеологическую установку автора, скрытую от него самого, и таким образом разоблачить социальное содержание произведения, его подлинный классовый смысл.

Следовательно, если в теоретическом плане марксистская критика социологична (смысл произведения она выводит из фактора социальной принадлежности автора), то в методологическом плане она представляет собой вариант герменевтики (так как нацелена на расшифровку неявного смысла, выразившегося в произведении независимо от воли автора).

Обратимся к персоналиям. Первым марксистским историком литературы считается немецкий исследователь Франц Меринг (1846—1919). Его критические работы посвящены в первую очередь развитию немецкой литературы. Их пафос образует марксистский тезис о том, что экономическое развитие общества определяет развитие литературы. Так, говоря о влиянии на немецкую драматургию английского и французского театра, Меринг характеризует Шекспира как «поэта обуржуазившейся аристократии» (именно она в эпоху Ренессанса была господствующим классом), а Мольера – как художника становящейся буржуазии. В книге «Легенда о Лессинге» (1893) Меринг ставит развитие немецкого классицизма в прямую зависимость от экономической структуры прусской монархии Фридриха Великого, препятствовавшей формированию буржуазных отношений. Классовый смысл произведений Лессинга Меринг и связывает с выражением идеологии буржуазии, стремящейся к эмансипации. Таким образом, творчество Лессинга трактуется исключительно как отражение определенной социально-исторической тенденции.

Крупнейшим представителем марксистской критики во Франции был Поль Лафарг (1842—1911). Руководствуясь марксистским по своей сути положением о том, что произведение есть «автобиография класса», Лафарг в работе «Происхождение романтизма» (1885—1896) определяет романтизм как «классовую литературу». Его классовое содержание состоит в том, что в нем парадоксальным образом сочетается идеология «испугавшегося якобинских ужасов дворянства» с идеологией самого якобинства. Классовые корни романтизма, таким образом, определяются как двойственные: частично они восходят к дворянству, использующему новое литературное течение «для классовой самообороны», частично – к буржуазии, «использующей романтизм как орудие классового господства». Такие особенности романтизма, как культ чувства, увлечение экзотикой, мистицизм объясняются у Лафарга дворянской реакцией на материализм и рационализм революции. Индивидуализм же романтической литературы Лафарг возводит к буржуазной идеологии.

В работе «Легенда о Викторе Гюго» (1885) предметом рассмотрения становится классовое содержание сознания французского романтика, отразившееся в его творчестве. Гюго, в трактовке Лафарга, оказывается носителем типично буржуазной энергии приспособленчества, так как, «подобно хамелеону», он попеременно менял «дворянско-роялистскую окраску» на республиканскую.

Подобным образом Лафарг описывает и натурализм: как литературу определенной общественно-экономической формации, а именно формации, которая характеризуется появлением на исторической арене крупного промышленного пролетариата. Конфликт между пролетариатом и буржуазией, с точки зрения Лафарга, и составляет содержание творчества представителей натурализма. При этом неявное содержание творчества Э. Золя Лафарг связывает с выражением интересов буржуазии.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Критика

Из книги автора

Критика Её заметили критики и до «Дебюта»: о ней выходили целые статьи в Уфе, откуда она родом, писали об Ольге и в Москве. Например, Василина Орлова. «Новый мир», 2005, № 4, «Как айсберг в океане. Взгляд на современную молодую литературу»: «Ольга Елагина – ещё одно зазвучавшее


Критика

Из книги автора

Критика Вот всё, что удалось мне найти. Литературные критики писали о Маранцевой немного и бесцветно. Максим Артемьев («Экслибрис», 24.06.2004), «Двадцатилетние – ни ума, ни свежести»: «В рассказе Анны Маранцевой «Попрошайка», написанном от первого лица, героиня, рассказывая о


Критика

Из книги автора

Критика I. 1918 — 1929 565. А— н Арк., Залкинд А., Лобач-Жученко М., Блохин П., Мелик-Пашаев Н., Орлов С., Наянов А. Жизнь и техника будущего (Социальные и научно-технические утопии). Под ред. Арк. А -на и Э. Кольмана. М. — Л., «Моск. раб.», 1928. 503 с. [с. 166 — 174 о романах А. Богданова].566.


Социология жаргона

Из книги автора

Социология жаргона Слово жаргон относится к числу общеупотребительных, хотя и не обладает достаточной терминологической однозначностью: вместо жаргон можно сказать «арго» или «слэнг», и это будет значить то же самое или примерно то же самое. Попытки навести тут


СОВЕТСКАЯ КРИТИКА

Из книги автора

СОВЕТСКАЯ КРИТИКА Московское издательство «Федерация» объявило о выпуске серии книг, в которых, большей полнотой будут отражены все основные течения в области критики».Читатель будто бы хочет разобраться в современных критических спорах. «Федерация» намерена ему в


Критика без критиков?

Из книги автора

Критика без критиков? Признаюсь, что в последнее время я стал мало следить за «толстыми» литературными журналами. И это не лень и не снобизм, а вполне объективная ситуация, в которой оказался всякий занимающийся литературой человек.Читать в журналах прозу? Искать новые


Критика – это критика

Из книги автора

Критика – это критика Критика «нулевых» строит литературу, напоминая сумасшедшего, который издает указы по палате № 6. Тютькиных и Пупкиных объявляет чуть ли не равновеликими Пушкину и Гоголю, бездарных авторов недавнего советского прошлого – «нашим наследием»: ах,


В.М. Фриче Социология искусства[14]

Из книги автора

В.М. Фриче Социология искусства[14] <…>Предлагаемая вниманию читателя книжка представляет собой… только «опыт», только попытку наметить содержание этой все еще не существующей науки об искусстве. Наша задача ответить на поставленный некогда Микиельсом вопрос: «Какое


4. Психоаналитическая критика

Из книги автора

4. Психоаналитическая критика Наша последняя опция — психоаналитическая. Это направление прямо настаивало на своей особой близости к «внутреннему миру» человека. Это был, однако, мир телесно-осязаемый. Для многих очарованных поклонников и хулителей психоанализа он был


3. Социология литературы: Открытие социальных реалий

Из книги автора

3. Социология литературы: Открытие социальных реалий Ожидалось, что наступивший после сталинской зимы период относительной открытости и либерализации будет сопровождаться серьезным осмыслением репрезентационных механизмов и институтов функционирования литературы,


§ 1. Культурно-историческая школа: в полемике с романтической герменевтикой

Из книги автора

§ 1. Культурно-историческая школа: в полемике с романтической герменевтикой Становление социологической парадигмы в зарубежном литературоведении связано с формированием культурно-исторической школы, возникшей во французской критике в середине XIX в. Основоположником и


ГЛАВА II Буря и натиск: история литературы, общественная и философская критика. Символизм. Народничество. Политика и литературная критика. Политика и литературная критика до и после октябрьского переворота

Из книги автора

ГЛАВА II Буря и натиск: история литературы, общественная и философская критика. Символизм. Народничество. Политика и литературная критика. Политика и литературная критика до и после октябрьского переворота После того как мы рассмотрели некоторые положения,