§ 5. Автор и читатель как субъекты смыслопорождающей деятельности: феноменологическая герменевтика П. Рикера

§ 5. Автор и читатель как субъекты смыслопорождающей деятельности: феноменологическая герменевтика П. Рикера

Новый подход в решении проблемы познаваемости/непознаваемости художественных феноменов предлагает французский философ Поль Рикер – автор такого направления в исследовании словесных феноменов, как феноменологическая герменевтика. В основе его теории лежит идея соединения герменевтики и феноменологии. Говоря о герменевтике, он имеет в виду ее дохайдеггеровское состояние, в рамках которого герменевтика представляла собой систему рациональных правил и принципов толкования произведения. Говоря о феноменологии, Рикер имеет в виду тот ее литературоведческий вариант, в рамках которого была обоснована принципиальная субъективность восприятии и невозможность реконструкции объективного смысла произведения (вариант, который ведет свое начало от идей Хайдеггера и Гадамера). Именно о соединении этих двух подходов и говорит Рикер. Если, по его выражению, сделать герменевтике «феноменологическую прививку», можно избежать крайностей и того, и другого подхода: и герменевтической веры в объективное наличие в произведении готовой семантики, ожидающей дешифровки, и феноменологического «превращения литературоведения в химеру».

Результатом такого синтеза подходов, по Рикеру, станет обоснование нового предмета толкования. Таковым для критики должен быть не текст как совокупность смыслов (объективно присущих или присваемых ему читателем), а особая деятельность субъекта, взаимодействующего с текстом. Рикер называет такую деятельность «повествовательной», под которой он подразумевает и деятельность по созданию повествования, и деятельность по его восприятию, т. е. писательство, рассказывание (устную форму текстопорождения) и чтение. Эти феноменологические акты и должны быть предметом герменевтического толкования (а не текст).

Причем в целевом плане повествовательная деятельность определяется Рикером как деятельность, направленная на самопонимание того субъекта, который ее производит. Цель любых форм повествования (письмо, рассказ, чтение), по Рикеру, всегда одна – стремление субъекта повествовательной деятельности (автора, рассказчика или читателя) понять самого себя. В этом случае повествование (созданный текст) рассматривается как посредник на пути человека к самому себе. Создание текста или его рецепция есть, по Рикеру, необходимое условие понимания человеком самого себя: «Понимать себя, – пишет Рикер, – значит понимать себя перед текстом».

То, что Рикер называет самопониманием субъекта, трактуется им в совокупности трех аспектов. Первый аспект – «Arhe», или «археология субъекта». В рамках этого аспекта самопонимание индивида связывается с его попыткой исследовать свое собственное становление как личности. В этом плане рефлективное проникновение в собственное детство, период, когда формируются сознательное и бессознательное начала психики, сопоставляется Рикером с «археологией», изучением собственного происхождения.

Второй аспект – «Telos», или «Teleos», связывает процесс самопонимания с рефлективным проникновением субъекта в свои собственные цели, в перспективный образ собственного будущего.

Третий аспект, вне которого самопонимание не будет целостным, – это «Sanctus», или «Священное», т. е. осознание индивидом своей собственной системы ценностей.

По Рикеру, осуществить самопонимание (т. е. разобраться в особенностях своего становления, своих целях и своих ценностях) субъект может только посредством повествовательной деятельности, ибо самопонимание не дано человеку непосредственно, а является результатом труда по созданию текста или по чтению его. Этот вид человеческой деятельности и является предметом феноменологической герменевтики. Раньше, пишет Рикер, разные его аспекты находились в поле зрения трех разных наук: археологию субъекта изучал психоанализ, телеологию – феноменология духа, а ценностное – феноменология религии. Рикер, понимая под субъектом исследования археологии, телеологии и священного самого их носителя, сводит все эти аспекты воедино как разные проявления единого по своей сути процесса самопонимания субъекта, обосновывая, таким образом, науку, называемую «феноменологической герменевтикой».

Осуществляя исследование повествовательной деятельности, феноменологическая герменевтика должна, по Рикеру, «реконструировать работу текста», т. е. выяснить, в чем же состоит непосредственное участие текста в процессе самопонимания субъекта. Рассмотрим, как Рикер отвечает на этот вопрос в отношении деятельности автора и в отношении деятельности читателя.

Размышляя над вопросом о том, что представляет собой работа текста в повествовательной деятельности автора, Рикер разрабатывает учение о повествовательной функции литературы. Суть учения образует идея о том, что писательство оформляет («конфигурирует») жизненный опыт автора. Жизнь на самом деле представляет собой бессистемную смутную последовательность разнонаправленных событий, между которыми часто нет никакой причинно-следственной связи. Создавая фабулу и разрабатывая интригу, автор оформляет свой «смутный» и «немой» «временной опыт» и таким образом, через создание рассказа, приближается к пониманию собственной жизни.

Размышляя над вопросом о том, что представляет собой работа текста в повествовательной деятельности читателя. Рикер разрабатывает учение о повествовательной идентичности. Его суть образует идея о том, что, только читая, человек обретает идентичность и ее понимание. Текст, по Рикеру, «поставляет» читателю «указания, как приблизиться к себе самому». В результате чтения читатель (подражая герою или дистанцируясь от него) вырабатывает новую жизненную позицию, меняет свое отношение к жизни, по-новому строит свою жизненную практику. Литература как бы «рефигурирует», преобразовывает, переоформляет жизненный опыт читателя. В акте чтения «я» субъекта становится доступным для него самого. Кроме того, текст поставляет читателю и нарративные формы, используя которые он может рассказать о себе, выразить свой опыт и таким образом вновь приблизиться к себе самому.

Теория Рикера о «работе текста», о значимости литературы в построении человеческой идентичности открывает целый спектр методологических возможностей. Она, во-первых, дает возможность изучения феномена авторского самосознания с опорой на текст (в рамках трактовки текста как выражения авторских усилий по самоидентификации). Во-вторых, теория Рикера методологически поддерживает изучение функционирования литературного текста в жизни читателя. Подчеркнем: предметом исследования в рамках феноменологической герменевтики является не сам текст, а его «работа», его функция в оформлении человеком собственного опыта.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

55. Медицинская герменевтика

Из книги автора

55. Медицинская герменевтика Павел Пепперштейн, один из трех основателей Инспекции "Медицинская герменевтика", однажды заметил:Я должен сказать, что медгерменевты воспринимаются как угодно. Это очень интересная особенность нашей группы. Мне даже приходило в голову


1 Герменевтика

Из книги автора

1 Герменевтика Герменевтика (от др. — гр. глагола «разъясняю») — это искусство и теория истолкования текстов (в первоначальном значении слова, восходящем к античности и средневековью), учение о понимании смысла высказывания и — шире — другой индивидуальности (в


§ 3. Нетрадиционная герменевтика

Из книги автора

§ 3. Нетрадиционная герменевтика В последнее время за рубежом (более всего во Франции) получило распространение и иное, более широкое представление о герменевтике. Ныне этим термином обозначается учение о любом восприятии (осмыслении, толковании) фактов (поступков,


Ирония и лиризм как формы выражения авторской позиции. Автор и читатель в сюжете поэмы

Из книги автора

Ирония и лиризм как формы выражения авторской позиции. Автор и читатель в сюжете поэмы Активность авторского начала проявлена, прежде всего, в интонационном плане повествования. Лиризмом пронизана вся атмосфера повествования в «Душеньке» и преимущественный способ его


3.2. Учитель и учащиеся как субъекты процесса литературного образования

Из книги автора

3.2. Учитель и учащиеся как субъекты процесса литературного образования Успешность процесса современного литературного образования невозможна без пересмотра традиционного образовательного процесса: его содержания, форм, методов обучения, приемов организации


§ 2. Французская романтическая герменевтика: Ш.О. Сент-Бев

Из книги автора

§ 2. Французская романтическая герменевтика: Ш.О. Сент-Бев Шарль Огюстен Сент-Бев (1804—1869) считается создателем первой литературоведческой школы, которая получила название «биографическая школа», хотя исследователи считают, что метод Сент-Бева правильнее называть


§ 1. Психоаналитическая герменевтика

Из книги автора

§ 1. Психоаналитическая герменевтика Основы психоаналитического литературоведения заложил основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд. Фрейдовская теория творчества и искусства выступает закономерным продолжением его размышлений относительно устройства


§ 2. Юнгианская герменевтика

Из книги автора

§ 2. Юнгианская герменевтика Юнговская теория творчества складывается в полемике с фрейдизмом. Фрейдовскую концепцию искусства Юнг определяет как «уничтожающий приговор культуре»: в ее свете последняя выглядит «пустым фарсом, болезненным результатом вытесненной


§ 3. Мифокритическая герменевтика

Из книги автора

§ 3. Мифокритическая герменевтика Теоретическую базу мифокритики составляет идея генетической связи между мифологией и литературой. В рамках этой идеи древний миф трактуется как непосредственный источник всей последующей художественной словесности: его


§ 1. Онтологическая герменевтика М. Хайдеггера

Из книги автора

§ 1. Онтологическая герменевтика М. Хайдеггера М. Хайдеггер, отказавшись видеть в литературе выражение авторской личности, определил художественное произведение как выражение «истины бытия». Литературное произведение, понимаемое как «облик истины бытия», по Хайдеггеру,


§ 2. Философская герменевтика Г.-Г. Гадамера

Из книги автора

§ 2. Философская герменевтика Г.-Г. Гадамера Невозможность интерпретации, которая была бы адекватна всей смысловой полноте художественного произведения, еще больше акцентирована в критической теории ученика Хайдеггера – Ганса-Георга Гадамера. «Смысл никогда не может