ДЕЛО ШЕСТОЕ Наше всё — всё наше

ДЕЛО ШЕСТОЕ

Наше всё — всё наше

Вечер. Осень. Дачная веранда. Возле старого деревянного стола два плетёных кресла. Ha одном из них сидит Максим Лаптев и, сумеркам назло, честно вглядывается в книгу Александра Бушкова «A. С. Секретная миссия» (Москва, «Олма Медиа Груп», 2006). Сидящий рядом Яша Штерн занят ещё более странным делом: подставив металлическую тарелку, он растапливает восковую свечку. Полученный воск сминает в ком и что-то из него лепит.

Максим ЛАПТЕВ (наконец отрываясь от книги): Яш, ты чего делаешь? Колдуешь, что ли? Для святочных гаданий сейчас вроде не сезон.

Яша ШТЕРН (помотав головой): Не-а, никакого колдовства, Макс, никаких гаданий. Все строго по науке. Считай, снятие стресса.

Максим ЛАПТЕВ (тараща глаза): Чего-чего?

Яша ШТЕРН (с важным видом): Ты разве не слышал про японский опыт? Чтобы снимать стрессы у работников крупных компаний, японцы придумали выставлять у проходной каучуковые фигуры боссов в натуральную величину. Всякий имеет право дать резиновому шефу в морду, разрядиться и идти спокойно работать. Очень удобно.

Максим ЛАПТЕВ (недоумённо оглядывает стол): A при чём тут…

Яша ШТЕРН (перебивая): A потом японскую методику творчески довели до ума гаитяне. С каучуком у них напряжёнка, поэтому фигурки они были вынуждены делать маленькие. И из воска. (Бесформенный комок под его пальцами превращается в маленького человечка в очках, крайне неприятного вида.) И не бить его надо, a колоть иголкой. Культ вуду. (Несколько раз протыкает голову воскового человечка; приговаривает.) Это тебе, Сашок, за Пушкина! Ну-ка, получи!

Максим ЛАПТЕВ (начинает догадываться): Ты чего, Бушкова вылепил, что ли?

Яша ШТЕРН (азартно кивая): Eгo. Привет от оскорблённого еврейства.

Максим ЛАПТЕВ (удивлённо): С чего бы, Яш? Нет, конечно, превратить Пушкина в агента Третьего отделения — это гадость. A заставить его выслеживать всяких зомби и вурдалаков — ещё и глупость. Ho, честно говоря, ничего юдофобского я y Бушкова вроде не нашёл.

Яша ШТЕРН (отмахиваясь): Да нет, Макс, как раз антисемитских штучек в его книжке полно. Чего стоит хотя бы мимоходом описанный шулер Муфельский! Помнишь? Или препротивный плакса Мозес Грюнбаум. А? Я уж не говорю про чокнутого профессора Гарраха, который оживил Голема и чуть не погубил Прагу… Ho это всё — мелочи, чёрт бы с ними. A вот поклёпа на нашего Пушкина мы, евреи, не простим.

Максим ЛАПТЕВ (co вздохом): Только не убеждай меня, пожалуйста, что и Александр Сергеевич Пушкин — еврей и что его настоящая фамилия Пушкинд. Этот анекдот ещё до тебя Татьяна Толстая придумала.

Яша ШТЕРН (веско): Учёные, кстати, не исключают, что пушкинский дед Ганнибал был из фалашей, то есть эфиопских иудеев. Ho я сейчас веду речь не о кровном родстве, a о духовном, пойми ты, чудак. Благодаря этому родству поэт и сотворил множество обаятельных еврейских персонажей.

Максим ЛАПТЕВ (иронически хмыкает): Ну да, конечно. Ростовщика Соломона из «Скупого рыцаря», например. Который предлагает Альберу отравить папашу. Бездна обаяния.

Яша ШТЕРН (пожимая плечами): Пушкину приходилось маскироваться, кто же спорит? Его плотно окружали антисемиты — от царя Николая до Пестеля. Он им кидал кость, чтобы спасти главное, сокровенное.

Максим ЛАПТЕВ (недоверчиво): Например?

Яша ШТЕРН (без колебаний): Например, образ гения Моцарта — в тех же самых «Маленьких трагедиях».

Максим ЛАПТЕВ (медленно выговаривая по слогам): Моцарт был австриец.

Яша ШТЕРН (кивает): Был, был, успокойся. По паспорту. Будто ты сам не знаешь, КАК это делалось в те мрачные годы? Мама — австрийка, отец — музыкант, в пятую графу пишем национальность мамы. Ты подумай головой: в какой семье, кроме как еврейской, мальчика с трёх лет сажали за рояль? Опять-таки, не забудь, КТО отравил нашего Вольфа Амадеевича? Нацист Скорцени…

Максим ЛАПТЕВ (тяжко вздыхая): Салье-е-е-ери!

Яша ШТЕРН (азартно): Вот и я о нём же.

Максим ЛАПТЕВ (устало): Ну хорошо, пусть Моцарт, ладно. Кто ещё?

Яша ШТЕРН (не раздумывая): Семь богатырей из «Сказки о мёртвой царевне». Число семь — намёк на менору, a сами богатыри — вылитый израильский патруль на территориях… Кто ещё? Дубровский с его прононсом. Кудрявый брюнет Ленский. Дон Гуан — из сефардов, естественно. Опять же Земфира. Мало тебе примеров?

Максим ЛАПТЕВ (с тоской): Земфира разве была не цыганка?

Яша ШТЕРН (наставительно): Даже в театре «Ромэн» все цыгане — давным-давно из наших. Ты что, правда этого не знал? А, может, ты ещё и «Песнь о вещем Олеге» в школе не изучал?

Максим ЛАПТЕВ (сдаётся): Ясно. Вещий Олег — тоже был семит.

Яша ШТЕРН (удивлённо): Этот погромщик? Ну что ты! Евреями, наоборот, были хазары. Пушкинское стихотворение — притча о ветхозаветном отмщении. Типа операции «Меч Гидеона». (Мечтательно.) Эх, если бы хазарскому спецназу попался Бушков! (Вновь протыкает иголкой голову воскового человечка.) От всех этих фокусов вуду — что паршивцу? Ничего. Максимум похмелье.

Максим ЛАПТЕВ (подумав): Змея в конском черепе — это надёжнее.

Яша ШТЕРН (не без зависти): Да уж, профессионалы работали.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Наше всё

Из книги Нет времени автора Крылов Константин Анатольевич


ПИСЬМО ШЕСТОЕ

Из книги Письма к тетеньке автора Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович


Почему в наше время здорово быть писателем?

Из книги Как написать гениальный роман — 2 автора Фрей Джеймс Н

Почему в наше время здорово быть писателем? Для писателей пришла благодатная пора. Вместе с эпохой информации для них началось настоящее раздолье. За всю историю человечества не было более удачного момента, чтобы стать писателем.Текстовые редакторы и скоростные


Глава 3 Наше все. Метод дедукции

Из книги Моя история русской литературы автора Климова Маруся

Глава 3 Наше все. Метод дедукции И все-таки, несмотря на то что туристы, прибывая в Петербург, первым делом отправляются вовсе не на Мойку, 12, а в музей Достоевского на Кузнечном, так как именно Достоевский в глазах всего мира является «нашим все», сами русские, как известно,


Глава 30 Наше все-2

Из книги Инкогнито проклятое, или Дело наше веселое автора Ливергант Александр Яковлевич

Глава 30 Наше все-2 Рано или поздно, покончив с историей русской литературы, я, скорее всего, займусь… Да чем угодно! Хоть бы даже историей математики! Я где-то читала, что самое главное в любой сфере деятельности способен узреть именно глаз дилетанта, потому что только у


Александр Ливергант. Инкогнито проклятое, или Дело наше веселое

Из книги Теорія літератури автора Павлычко Соломия

Александр Ливергант. Инкогнито проклятое, или Дело наше веселое Разговор в трамвае (метро, троллейбусе, электричке):— Что это вы читаете?— Коэльо.— Перевод хороший?— ???Или такая сцена: сидит в парке человек и держит в руках раскрытыми сразу две книги. Одна — французский


«Наша сучасність — наше мистецтво»

Из книги Заупокойная месса автора Пшибышевский Станислав

«Наша сучасність — наше мистецтво» Наступна тема Шереха в цих двох статтях — літературний твір і його співвіднесеність із часом. Шерех, людина амбівалентна, зворушено милується Баркою й «традиційним світом української патріархальності», «української селянської


Шестое явление

Из книги Рассказы о литературе автора Сарнов Бенедикт Михайлович

Шестое явление Бронка и КазимирБронка весело, как дитя Должно быть, опять привез мне какой-нибудь дорогой подарок Нет, надо на него серьезно рассердиться… Сколько уж у меня всякого бархата, шелка, всяких дорогих материй! Он совсем засыпал меня ими.Казимир Он любит тебя, а


Шестое явление

Из книги «Волшебные места, где я живу душой…» [Пушкинские сады и парки] автора Егорова Елена Николаевна

Шестое явление Бронка, Ева и КазимирКазимир входит, говорит тревожно Бронке Ну, дорогая моя невестка успокоилась?Бронка вдруг делается веселой Уходи, уходи, ты хочешь опять меня расстроить. Довольно с меня твоей философии о каких-то крайностях, которые должны сходиться в


Шестое явление

Из книги Записки сантехника о кино автора Пучков Дмитрий Юрьевич

Шестое явление Ева и ТадеушВходит Тадеуш, оглядывает комнату, подходит к Еве, берет кресло и садится рядом с ней.Тадеуш Можно пожелать тебе доброго утра?Ева молчит.Тадеуш Кто меня звал?Ева лениво поднимая голову Бронка… Побежала в капоте и в туфлях вместе с Казимиром


Шестое явление

Из книги Универсальная хрестоматия. 2 класс автора Коллектив авторов

Шестое явление Казимир, Бронка и лакей входит Лакей Снег расчистили, пани.Бронка Ах, как я тебе благодарна… И прорубь вырубили?..Лакей Да.Бронка И рыболовов велел позвать?Лакей Да.Бронка Фонари приготовили?Лакей Так точно, пани.Бронка Спасибо. Можешь идти.Лакей


Про наше новое кино

Из книги автора

Про наше новое кино 09.05.2008Вчера смотрел по телевизору отличный фильм «А зори здесь тихие».Сегодня камрады прислали линк на отличную заметку: Сейчас по НТВ идет один из самых пронзительных фильмов о войне — бессмертные «А зори здесь тихие». Повесть о настоящих людях, о


Наше отечество

Из книги автора

Наше отечество Наше отечество, наша родина – матушка Россия. Отечеством мы зовём Россию потому, что в ней жили испокон веку отцы и деды наши. Родиной мы зовём её потому, что в ней мы родились, в ней говорят родным языком, и всё в ней для нас родное; а матерью – потому, что она