Павел Дорохов {39}

Павел Дорохов{39}

Павел Николаевич Дорохов — автор широко известного в свое время романа «Колчаковщина», выдержавшего десять изданий.

Дмитрий Фурманов писал в 1926 году:

«…книги такого типа в наши дни — наиболее излюбленные и нужные. О чем она говорит? О борьбе, об отчаянной, упорной, кровавой и мучительной, о победной борьбе трудовых сибиряков с колчаковцами, о недавних героических днях, что живы в нашей памяти и волнуют каждой мельчайшей деталью».{40}

Сведения о писателе слишком скупы. В библиографических указателях и Краткой литературной энциклопедии сказано лишь, что он уроженец Самарской губернии, был первым председателем Челябинского Совета рабочих и солдатских депутатов.

В неопубликованной автобиографии, хранящейся в Центральном государственном архиве литературы и искусства, Павел Николаевич сообщает:

«Родился в 1886 году, в январе. Точно день рождения моя мать, простая и деревенская женщина, определить никак не могла, а утверждает, что «через несколько дней после крещения».

Так без точного дня рождения и печатаются биографические справки о писателе.{41}

Вехи дальнейшей жизни писателя перемежаются также с «белыми пятнами», заполнить которые теперь невозможно. Приходится полагаться только на автобиографию.

Известно, что в 1897 году семья Дороховых переехала в Самару, где отец поступил на железную дорогу, сначала фельдшером, а потом кондуктором. Здесь в 1902 году Павел Дорохов окончил городское шестиклассное училище, а в памятную пору первой русской революции уже работал статистиком в самарском земстве. Отсюда он перебрался в оренбургское земство, где проработал около года, а в 1916 году заведовал земским статистическим отделом в Челябинске. Кроме своей земской службы, Дорохов принимал деятельное участие в работе кооперативных организаций, различных комиссий.

Свою книгу очерков и рассказов «Деревенское» Дорохов направил в большевистское книгоиздательство «Жизнь и знание», В. Бонч-Бруевичу. Сказать что-либо о ней трудно: рукопись утрачена. Но о том, что молодой автор послал ее в издательство 4 июня 1916 года из Челябинска, известно по письму П. Дорохова, сохранившемуся в архиве В. Бонч-Бруевича.{42}

Можно только предположить, что в сборник были включены очерки, появившиеся в «Ежемесячном журнале литературы, науки и общественной жизни» В. С. Миролюбова, и рассказ «Земля», написанный в 1912 году. Рассказ этот через известного статистика-публициста П. А. Голубева был послан писателю В. Г. Короленко. Владимир Галактионович ответил автору, что его произведение, по существу, является наивной дидактикой, но указал на хороший язык.

Отзыв писателя ободрил Павла Николаевича. Он пишет сказку в стихах «Новгородская быль» (впрочем, оставшуюся неопубликованной), очерки. В это же время создает повесть «Кузьма Хромой». В 1917 году она появилась в «Сибирских записках», а позднее была издана отдельной книгой под названием «Житье-бытье». Рассказ «Дедушка Силантий» автор напечатал в екатеринбургском журнале «Уральский кооператор».

Первый же рассказ — из жизни городских нищих — публиковался в уездной бузулукской газете весной 1911 года. Это была та вешка на жизненном пути Дорохова, которая привела его в литературу, связала с Уралом и Сибирью, навсегда вписала в историю литературного движения края.

В Челябинске с группой кооперативных и земских служащих П. Дорохов организовал газету «Союзная мысль».{43} Первый номер ее вышел 1 марта 1917 года с телеграммами о свержении самодержавия в России. Позднее этот «народно-социалистический» орган превратился в откровенный эсеровский рупор.

3 марта в городе избирается так называемый «комитет общественной безопасности», а через три недели, вместо него, образуется мощная политическая организация с участием представителей различных партий — Челябинский Совет рабочих и солдатских депутатов.

Во главе его становится Павел Дорохов, а товарищем председателя (заместителем) избирается большевик С. Цвиллинг.

П. Дорохов пытается понять смысл происходящих событий, занять позицию, близкую интересам большевистской фракции, возглавляемой С. Цвиллингом, Е. Васенко, Д. Колющенко, Т. Орешкиным, хотя формально остается связанным с эсерами.

Живя в этом кипучем круговороте, обремененный общественными заботами, вызванными установлением революционного порядка в городе, П. Дорохов находит однако время и для творчества. 2 апреля в «Союзной мысли» печатается его рассказ «В глубоком тылу».

В центре рассказа — священник, не поздравивший с амвона исправника с днем ангела. Исправник в отместку не приглашает попа на семейные торжества. Начинается война не на живот, а на смерть. Исправник, шпионя за святым отцом, пишет архиерею донос о том, что отец Михаил в своих проповедях высказывает мысли, противные царскому строю.

«В глубоком тылу» был опубликован в первый день пасхи. Кстати заметим, что этот рассказ не вошел ни в один сборник и не значится в научном библиографическом указателе произведений П. Дорохова, составленном ленинградскими библиографами.

На страницах «Союзной мысли» были еще напечатаны: рассказ «Знамение» и воспоминания о революции 1905 года «Последнее письмо».

Произведения Павла Николаевича публикуются в омской газете «Дело Сибири», в красноярских «Сибирских записках», «Уральском кооператоре» и других периодических изданиях.

После короткого пребывания на посту председателя Челябинского Совета рабочих и солдатских депутатов П. Дорохов подает заявление об освобождении его от исполняемых обязанностей и выезжает в Петроград, а потом — в Самару, где отдается литературному делу. Короткое время он служит в сельскохозяйственной кооперации.

В Самаре у него выходит первый сборник рассказов «Земля». При ближайшем участии П. Дорохова, А. Неверова, Н. Степного и других литераторов здесь организуется кооперативное книгоиздательство. Оно выпускает сборник «Волжские утесы». В него Дорохов включил и свой рассказ «Государственно мыслящий».

Сюжетом его послужило описание «политических» маневров приспособленца-купца в бурные дни гражданской войны. Действие происходит в небольшом городке, переходящем из рук в руки. Купец предстает хамелеоном, сквалыжником, иудой, готовым ради своей мошны предать родную мать и отца.

Весной 1920 года П. Дорохов, порвав с эсерами, вступает в партию большевиков. Он ненадолго переезжает в Ленинград, а затем прочно обосновывается в Москве, где с группой писателей (Касаткин, Новиков-Прибой, Яковлев, Иванов и др.) принимает самое живейшее участие в выпуске библиотеки для крестьян, издававшейся «Крестьянской газетой».

Московский период в жизни Павла Дорохова — самый деятельный и плодотворный. Заслуженную славу приносит писателю роман «Колчаковщина», особенно популярный среди сибиряков и уральцев, у которых были свежи воспоминания о кровавом хозяйничании Колчака. Не случайно, что именно в издательстве «Уралкнига» в 1924 году появляется повесть П. Дорохова из времен колчаковщины «Половодье». Тогда же выходят повести «Житье-бытье» и «Новая жизнь».

Не сразу был написан автором роман-хроника.

В рукописном отделе Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина хранятся варианты, подтверждающие, сколь настойчивы и трудны оказались творческие поиски к раскрытию задуманной темы.{44}

В рассказе «Нищие духом», созданном весной 1919 года, показана безысходность судьбы белых солдат, бесцельность дела колчаковской армии, духовное разложение ее офицерского состава.

В драматическом этюде «На грани» (1920 г.) действие происходит в одном из крупных сибирских городов в августе-октябре 1919 года. Член земской управы Степан Николаевич, которого считали погибшим, возвращается домой из колчаковской тюрьмы и рассказывает о зверствах колчаковцев. Сам рассказчик уцелел только чудом.

На эту же тему сохранилась рукопись рассказа, наброски и зарисовки отдельных картин.

Так, постепенно, вызревал творческий замысел «Колчаковщины», самого значительного произведения Павла Дорохова.

Став популярным писателем, Павел Николаевич завязывает дружеские связи с Н. Рубакиным и посылает ему в Лозанну книги «Колчаковщина», «Житье-бытье» и «Новая жизнь».

Н. А. Рубакин с похвалой отзывается о присланных произведениях.

«…Мне очень радостно получать книжки от пролетарских и крестьянских писателей. Мне пришелся по душе тот дух бодрости, силы порыва и натиска, какими проникнуты все эти Ваши работы. Строительство новой жизни, нового строя рабоче-крестьянского государства, основанного на обобществлении средств производства, прежде всего, требует такого духа — иначе не выстоишь. Я даю читать многим другим Ваши книги, и они сильно действуют. Заставила задуматься и Ваша «Колчаковщина», эта кровавая летопись возмутительных насилий человека над человеком… Насколько мне известно, колчаковщину Вы изобразили совершенно правильно, и все ее деяния достойны того, чтобы прибить их к позорному столбу навеки, что Вы и делаете Вашей хроникой так мастерски. Книгу мы читали с захватывающим интересом».{45}

Н. Рубакин советует Дорохову попробовать написать произведение «В вихре гражданской войны», где были бы выведены два лагеря.

«Такое перо, как Ваше, мне кажется, — может нарисовать картину такого вихря довольно полно…»{46}

В заключение Николай Александрович сообщает Дорохову, что он собирается написать о нем и его книгах в рабочем журнале, который с января 1925 года будет выходить в Нью-Йорке. Потому просит прислать ему автобиографию.

Воодушевленный письмом, Павел Николаевич отвечает, что для нового издания «Колчаковщины» прибавил еще шесть листов и основательно «просмотрел» содержание романа. В книге рассказов, приписывает он, добавлено одно из первых произведений о В. И. Ленине «Как Петунька ездил к Ильичу».

Дорохов принимает совет Рубакина заняться большим романом о гражданской войне. Он ставит перед собой задачу — до конца исчерпать весь накопленный материал. В частности, на основе рассказа «Сын большевика», пишет пьесу — о борьбе партизан с колчаковцами. Дорохов далее сообщает, что книжки его пользуются успехом: «Колчаковщина» вышла тремя изданиями за один год, «Новая жизнь» печатается 6-й раз, а «Житье-бытье» — 4 раза, признается, что сбывается его мечта: он становится «массовым писателем».{47}

«Весной, на майской демонстрации несли плакаты, изображающие обложки книг. Были Ваша — «Среди тайн и чудес», из беллетристов Ляшко, Неверов, Сейфуллина и я…»

Н. Рубакин получил новые книги П. Дорохова. Горячо благодарит за их присылку и снова, как добрый наставник, советует автору к следующему изданию «Колчаковщины» написать предисловие, и в нем отметить, когда и в каком месте совершены белогвардейцами описываемые ужасы.

«Благодаря этому, книга получит значение неоспоримого свидетельства очевидца».

«Ваши книги читаются здесь очень хорошо, — заключает Н. Рубакин, — у Вас превосходный стиль: живой, сильный, народно-русский. Вы умеете захватывать читателя. О Ваших книгах, как и книгах Неверова, непременно напишу в «Зарнице».{48}

П. Дорохов был членом Всесоюзного общества культурной связи с заграницей. Он сделал многое для упрочения интернациональной дружбы советских и зарубежных писателей.

Талант Павла Дорохова набирал большую высоту. Это признавали все, кто писал о нем и его книгах. Но в 1938 году творчество писателя оборвалось, едва приблизившись к расцвету.

Произведения Павла Дорохова читаются легко, интересно, подкупают авторской простотой, обилием исключительно богатого материала, глубоким знанием жизни. Нас привлекает и то, что автор много и правдиво писал об Урале, что именно Урал окрылял талант этого незаурядного русского писателя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПАВЕЛ КОРЧАГИН

Из книги Размышления читателя автора Платонов Андрей Платонович

ПАВЕЛ КОРЧАГИН Некогда Пушкин писал: И, с отвращением читая жизнь мою, Я трепещу и проклинаю, И горько жалуюсь и горько слезы лью, Но строк печальных не смываю. Эту самооценку можно отнести ко многим людям прошлого времени, и менее всего к самому Пушкину, потому что Пушкин


Павел ВЕЖИНОВ (1914–1984)

Из книги Мир глазами фантастов. Рекомендательный библиографический справочник автора Горбунов Арнольд Матвеевич

Павел ВЕЖИНОВ (1914–1984) Болгарский писатель П. Вежинов — исследователь человеческой души и внимательный летописец современности. В его творчестве есть и фантастика, и такие произведения, где к изображению реалистических событий примешивается литературная условность. В


ФЛОРЕНСКИЙ Павел Александрович, отец Павел 9(21).I.1882, Евлах, Азербайджан, бывшая Елизаветопольская губерния — 8.XII.1937, в заключении

Из книги 99 имен Серебряного века автора Безелянский Юрий Николаевич

ФЛОРЕНСКИЙ Павел Александрович, отец Павел 9(21).I.1882, Евлах, Азербайджан, бывшая Елизаветопольская губерния — 8.XII.1937, в заключении В одной из ранних своих работ «Гамлет» Павел Флоренский отмечал, что «Гамлет безволен в отношении для другого и не безволен в себе и для себя».


Павел Бессалько*

Из книги Том 2. Советская литература автора Луначарский Анатолий Васильевич

Павел Бессалько* Покойного Бессалько я знал почти с самого начала его литературной деятельности1. Явился он ко мне с некоторыми своими, сравнительно бледными, начинаниями, из которых, если не ошибаюсь, он ни одного потом не напечатал. Почти все литературное развитие


ЮРАЧЕК ПАВЕЛ

Из книги Режиссерская энциклопедия. Кино Европы автора Дорошевич Александр Николаевич


Павел Худяков ПЕВЕЦ РОДНОГО КРАЯ

Из книги Каменный пояс, 1976 автора Гагарин Станислав Семенович

Павел Худяков ПЕВЕЦ РОДНОГО КРАЯ Говорят, что у нашего деда, по отцовской линии, Кузьмы красивый высокий лоб. Портрет его был подарен в двадцатых годах дальним родственникам в деревню Звериноголовскую Курганской области. Может, и сейчас он сохранился. Висит где-нибудь в


Павел Иванович Чичиков

Из книги 100 великих литературных героев [с иллюстрациями] автора Еремин Виктор Николаевич

Павел Иванович Чичиков «…Гоголь великий русский поэт, не более; “Мертвые души” его – тоже только для России и в России могут иметь бесконечно великое значение. Такова пока судьба всех русских поэтов… Никто не может быть выше века и страны; никакой поэт не усвоит себе


Павел Корчагин

Из книги Уфимская литературная критика. Выпуск 5 автора Байков Эдуард Артурович

Павел Корчагин В середине XIX в. один общественный деятель Франции (к сожалению, не помню, кто именно) сказал приблизительно следующее:– Тяжко и стыдно жить во времена, когда общество грабителей, лжецов и идиотов натягивает на себя тогу Фемиды и пытается судить революцию


Павел Басинский[1] «Русское поле» – Уфа

Из книги Уфимская литературная критика. Выпуск 2 автора Байков Эдуард Артурович

Павел Басинский[1] «Русское поле» – Уфа (Уфимская литературная критика. Сборник литературно-критических статей и очерков. Выпуск 1. Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2003. Тир. 50 (пятьдесят) экз.) А вот это уже «фактическое» (как говорил булгаковский профессор Преображенский) возрождение.


Павел Басинский[1] «Русское поле» – Уфа

Из книги Милицейские особи автора Ангелов Андрей

Павел Басинский[1] «Русское поле» – Уфа (Уфимская литературная критика. Сборник литературно-критических статей и очерков. Выпуск 1. Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2003. Тир. 50 (пятьдесят) экз.) А вот это уже «фактическое» (как говорил булгаковский профессор Преображенский) возрождение.


§7. Павел Корниенко

Из книги Гоголь автора Соколов Борис Вадимович

§7. Павел Корниенко При подготовке параграфа использованы материалы независимой группы «СвободаИнформ», газеты «Московский комсомолец» и портала «Вновости».* * *Павел Корниенко – это экс-начальник Кущёвского РОВД, на этой должности провел все 90-е гг. Он – один из