Анри Барбюс {72}

Анри Барбюс{72}

(1873—1935)

Анри Барбюс впервые прибыл в нашу страну осенью 1927 года. Побывал на юге России и в Закавказье. 20 сентября он выступил в Колонном зале Дома Союзов с докладом: «Белый террор и опасность войны».

На следующий год А. Барбюс повторил поездку.

«По приезде в Париж из Москвы в прошлом году я начал писать роман из жизни кавказских народов. В настоящее время этот труд почти закончен, и мне остается лишь пополнить его новыми личными впечатлениями. За ними я и думаю поехать в Закавказье.

Из Москвы предполагаю выехать через 10—15 дней, а до этого времени пробуду здесь. В Москве мне необходимо еще повидаться с некоторыми товарищами, и в частности с М. Горьким».{73}

20 ноября 1928 года «Правда» напечатала статью Анри Барбюса «Кавказ вчера и сегодня». Она явилась как бы зачином будущей книги о Грузии. Чем больше живет писатель у нас, тем шире становится замысел его очерков.

Анри Барбюс присутствует на VI конгрессе Коминтерна. Потом он едет в пионерский лагерь «Артек», возвращается в Москву и изъявляет желание побывать в Нижнем Новгороде, полюбоваться великой русской рекой Волгой.

Анри Барбюс

После Анри Барбюс вплотную садится за рукопись. Он работает в Архангельском под Москвой.

В 1930 году книга «Россия» появляется на французском языке. Она рассказывает правду о Советском Союзе. Перед европейским читателем впервые предстала объемная и впечатляющая картина Страны Советов. Поль Вайян-Кутюрье назвал ее энциклопедией СССР, очень нужной французам и коммунистической партии.{74}

Проходит четыре года и писатель снова — в СССР. На Белорусско-Балтийском вокзале в честь приезда Анри Барбюса состоялся митинг. Отвечая на теплые и дружеские приветствия представителей общественности и рабочих столицы, гость сказал:

— Я горю желанием увидеть собственными глазами ту огромную работу по строительству социализма, которая проделана рабочими и колхозниками СССР под руководством коммунистической партии. Ваши успехи, ваш энтузиазм воспламеняют сердца рабочих и лучших представителей интеллигенции всего мира. Вступая на землю Советов, я чувствую, что есть еще для чего жить и бороться.{75}

Приезд Анри Барбюса совпал с торжествами, посвященными юбилею М. Горького. Писатель отозвался приветственным словом:

— Я считаю великой честью для себя включение моего имени в число чествующих. Прекрасен творческий путь Максима Горького, глубокого наблюдателя жизни и страданий масс, величайшего из живущих писателей, выдающегося борца за социалистическую культуру.{76}

Анри Барбюса приглашают на открытие Днепрогэса, и он участвует в этих торжествах.

Каждый приезд писателя в нашу страну выливался в подлинный праздник культуры и интернациональной дружбы советской литературы и литературы Франции. Библиотеки устраивали выставки книг, газеты публиковали материалы о революционной и литературной деятельности писателя. По его произведениям проводились читательские конференции в городах и селах.

Пять раз Анри Барбюс посещал нашу страну. Он думал написать книгу о Ленине. Были сделаны очерковые наброски, угадывался интересный и глубокий замысел. Ему хотелось показать Ленина политиком, философом, человеком действия, посвятившим свою жизнь освободительной борьбе. Замыслу не суждено было осуществиться: помешала смерть…

Анри Барбюс мечтал побывать на Урале, в крае активнейшего социалистического созидания. Мечта его тоже не сбылась. Однако он поддерживал с уральцами письменные связи. О неподдельных симпатиях французского писателя к Уралу говорит телеграмма, посланная из Парижа в ноябре 1929 года:

«В день 12-й годовщины Октября шлю искренний пламенный привет рабкорам и журналистам газеты «Уральский рабочий» и всем трудящимся. …Будучи физически в Париже, коммунистической душой я считаю себя целиком на Урале, в великой Стране Советов.

Да здравствует мировой Октябрь! Да здравствует большевистский непреклонный Урал!»{77}

На родине в доме писателя среди многочисленных советских подарков хранится ярко-зеленый кусок малахита — скромный дар уральцев.

Произведения А. Барбюса сейчас имеются во всех книгохранилищах страны, на полках многих книголюбов. Любимыми книгами нашего читателя были и остаются романы «Огонь» и «Ясность», принесшие писателю мировую славу. Они были поворотными в его творчестве.

В годы первой мировой войны А. Барбюс надел солдатскую шинель и ушел на фронт. Пребывание в окопах дало ему больше материала, чем вся предшествующая жизнь. Здесь он сблизился с людьми, одетыми в такие же солдатские шинели.

Именно это помогло ему рассказать горькую правду о войне, показать фронтовиков, начинающих задумываться над сущностью империализма.

В письме от 7 сентября 1920 года Валериан Правдухин писал из Челябинска в Тихвин — брату Н. П. Правдухину:

«Книгу «В огне» Барбюса я уже прочел. Книга очень хорошо написана: больше таких книг нет о войне».{78}

Главы из книги «Огонь» перепечатываются городской газетой «Советская правда».

В том же письме В. Правдухин сообщает брату, что Лидия Николаевна Сейфуллина достала еще одну книгу Барбюса — «Свет»,[3] — он ее не читал — в ней также есть страницы о войне.

Роман А. Барбюса «Ясность» вышел через три года после появления «Огня». В нем автор продолжал правдивый показ военных будней. Здесь не только разоблачал империалистов, но и указывал пролетариям пути революционной борьбы. Герои приходят к выводу о необходимости повернуть оружие против виновников этой бойни.

Именно на эту сторону в оценке творчества Анри Барбюса обратил свое внимание В. И. Ленин. Он писал:

«Одним из особенно наглядных подтверждений повсюду наблюдаемого, массового явления роста революционного сознания в массах можно признать романы Анри Барбюса…»

Имя Анри Барбюса как писателя челябинскому читателю было знакомо задолго до появления романов «Огонь» и «Ясность». В городской газете «Голос Приуралья» 26 сентября 1913 года была опубликована его новелла «Исступление» в переводе с французского М. Кариной, рассказывающая о жизни нотариуса господина де-Розье.{79}

Появление ее в провинциальной газете в какой-то мере характеризует интерес уральского читателя к творчеству французского писателя, который был тогда на пути к реалистическому изображению жизни, хотя еще и не освободился от пессимистических взглядов на окружающую его действительность.

Готовясь к очередной поездке в нашу страну, Анри Барбюс знакомится с произведениями молодой советской литературы. Так, прочтя повесть Юрия Либединского «Неделя», французский писатель отзывается о ней похвальной рецензией. Она опубликована в «Юманите» 6 февраля 1927 года. В этой повести Анри Барбюса привлекли образы русских коммунистов, людей, рожденных Великим Октябрем.

«Неделя» Либединского, — писал А. Барбюс, — одно из значительных произведений русской литературы, которое стало достоянием нашей литературы, и одновременно с этим в нее проникает новый тип человека: тип подлинного революционера, героически совершившего своим умом и руками революцию, и теперь еще более героически отстаивающего ее».{80}

Касаясь жанра и достоверности описываемых событий, Анри Барбюс замечает, что не столь важно — вымысел это или историческая реальность. Более важно и более значительно и характерно для книги другое: произведение Либединского правдиво доносит до читателя представление о новом гуманизме, являющемся «поистине целым этапом революции».

В рецензии подробно раскрывается содержание «Недели», дается характеристика отдельных героев повести. Конечный вывод, к какому приходит Анри Барбюс, таков:

«…такими видим мы в этой книге революционеров, противостоящих буре. Они очень разные, очень непохожие. Есть среди них, как, например, Матусенко, так и оставшийся мелким служащим. Есть другие, вроде робкой Лизы Грачевой, находящиеся на пути к тому, чтобы стать коммунистами. Лиза еще не сделала выбора между добрым богом, в которого она горячо верила, и новыми, чистыми и куда более справедливыми и великими убеждениями, чем ее бог недавнего прошлого.

В книге много героев высокой принципиальности и непримиримости. Их не всегда и не все понимают, потому что это новые люди и нелегко подняться на уровень их моральной высоты. Старые понятия смещаются, как только пытаешься применить их к этим людям. Они не ученые. Многие из них даже не знакомы с теорией. Но еще меньше можно назвать их невеждами, так как они знают такие важные вещи, которые невдомек многим ученым.

И главное, они верят в то, что они знают, и то, во что они верят, они осуществляют.

Раз и навсегда эти люди прониклись идеей того «внутреннего солнца», которое делает их всех братьями. Эта идея стала их плотью и кровью, они дышат и живут ею одной и с нею преодолевают самое трудное на земле: косность и невежество».{81}

Эта рецензия Анри Барбюса была первой в зарубежной печати. Она привлекла внимание французской общественности к одному из лучших произведений молодой советской литературы, вскоре переведенному и изданному во Франции.

Статья в ту пору прошла мимо внимания литературоведов. Впервые переведенная на русский язык, она появилась в «Литературной газете» 18 декабря 1968 года.

В Центральном государственном архиве литературы и искусства обнаружено подписанное Анри Барбюсом письмо Юрию Николаевичу и анкета о пролетарской литературе.{82}

«Дорогой товарищ, — говорится в нем, — при сем прилагаю текст анкеты, на которую я прошу Вас ответить кратко. Мы придаем большое значение развитию пролетарской литературы и хотим в нашей газете заняться специально этим движением. Для этого нужно кое в чем важном определиться. Необходимо, чтобы Ваше имя фигурировало в этом коллективном изучении, которому мы хотим положить начало в «Монде», сделав в нем постоянную рубрику.

С дружеским приветом Анри Барбюс».

Анкета отпечатана на бланке еженедельника «Monde» и состоит из двух вопросов:

«1. Считаете ли Вы, что то, что создает художник или литератор, — явление чисто индивидуальное? Не думаете ли Вы, что искусство может или должно быть отражением великих событий, которые определяют экономическое и социальное развитие общества?

2. Верите ли Вы в существование литературы и искусства, отражающих интересы рабочего класса? Какие должны быть принципы и кто их основные продолжатели?»

В этот период, то есть летом 1928 года, вскоре после возвращения из Советского Союза, Анри Барбюс создает еженедельный журнал «Monde» («Мир»), который должен был объединить международное антивоенное движение интеллигенции. К программе журнала присоединились М. Горький и многие видные деятели мировой культуры.

Провозгласив неограниченную «свободу мнений», еженедельник допустил ошибку. На страницах его стали выступать явные противники научного коммунизма. Критика Мориса Тореза? Поля Вайяна-Кутюрье и других заставила Анри Барбюса задуматься над этим, выправить допущенные ошибки. Позже, во времена Народного фронта (1934—35 гг.), «Monde» превратился в подлинный антифашистский орган интеллигенции.

Накануне пятого приезда в СССР Анри Барбюса наша печать, в том числе и уральские газеты, широко освещали жизнь и творчество писателя. Газета «Челябинский рабочий» опубликовала главу «Мой товарищ Тельман» из подготовленной к изданию брошюры «Знаешь ли ты Тельмана?» Автор называет Тельмана головой и сердцем германского пролетариата и подчеркивает: «Тельман — это сам германский пролетариат».

Анри Барбюс видел его в конце 1932 года в Париже среди рабочих.

«Праздновалось 15-летие русской революции. Он вступил на трибуну, встреченный неописуемым восторгом собрания. Он был все тот же: большой, широкоплечий, с веселым лицом и ясными глазами. Вождь германских антифашистов и антикапиталистов обратился к французскому пролетариату со словами: «Товарищи, германские коммунисты — авангард мирового пролетариата в антифашистской борьбе. Наша борьба — это ваша борьба». Восторженные возгласы собрания показали, что классово сознательный пролетариат понимает и любит Тельмана в Париже так же, как и в Гамбурге».{83}

В конце августа 1935 года писатель скончался, его друг — французский скульптор Н. Аронсон прибыл в Москву, чтобы перевезти прах писателя в Париж. Он сделал с него слепок-маску. Похоронили Анри Барбюса на кладбище Пер-Лашез, где покоятся тела великих сынов французского народа.

В марте 1936 года Международная организация помощи борцам революции (МОПР) объявила конкурс на создание надгробия А. Барбюсу. В конкурсе участвовали уральцы и получили первую премию. Это — художник К. П. Трифонов, скульптор В. А. Кикин и инженер-архитектор А. А. Антипин. Трудящиеся Урала взялись и за изготовление памятника. В работу включились свердловские камнерезы и гранильщики, каслинские мастера ажурного чугуна. Памятник представлял глыбу уральского камня с укрепленным барельефом — борца и мыслителя. Барельеф был отлит с гипсового слепка, высланного на Урал скульптором Аронсоном.

На памятнике выгравировано:

«Другу рабочего класса Франции, достойному сыну французского народа, другу трудящихся всех стран, глашатаю Единого фронта трудящихся против империалистической войны и фашизма.

Товарищу Анри Барбюсу от трудящихся Урала (СССР)».{84}

Памятник на могиле писателя был установлен в первую годовщину смерти А. Барбюса. На кладбище Пер-Лашез состоялся массовый митинг. Участники его послали на Урал такую телеграмму:

«От имени пятидесяти тысяч парижских трудящихся, присутствовавших при открытии великолепного памятника, присланного трудящимися Урала, передайте поздравления и благодарность рабочим Свердловска, приславшим этот дар».{85}

Хотелось восстановить имена каслинских мастеров, отливавших барельеф французского писателя. Имя одного из них — знаменитого чеканщика Д. И. Широкова, известно. Но ведь еще кто-то формовал барельеф?

Было направлено письмо каслинскому краеведу Ю. Елфимову с просьбой установить имена мастеров, а если сохранилась, найти и модель барельефа Барбюса, чтобы передать ее в литературный музей. Оказалось, что еще жив скульптор Н. Н. Горский, под руководством которого потомственный формовщик М. В. Торокин, чеканщики Д. И. Широков и М. О. Глухов взялись за изготовление почетного заказа.

«Мы все понимали важность и ответственность новой работы, — сообщил Горский. — Ведь памятник Барбюсу должны были поставить на обозрение всему миру, да еще за рубежом, в далекой Франции.

Франция, Париж… Каслинские мастера произносили эти названия с гордостью. Именно там в 1900 году они представляли на Всемирной выставке чугунный павильон, где он получил высшую награду — «Гран-при».

Формовщик Торокин, чеканщик Широков отнеслись к новой работе с любовью и большим вниманием. Отливка через два-три дня была готова и ее отправили в Свердловск для установки на памятнике…»{86}

К сожалению, модель барельефа пока не найдена. О работе мастеров мы можем судить по фотографии, сделанной с отлитого барельефа на Каслинском заводе и напечатанной в газете «Челябинский рабочий» 8 сентября 1937 года. В номере также дано обращение формовщиков и чеканщиков к советским скульпторам и художникам. Старые мастера художественного литья писали:

«Мы были рады, что нам поручили отлить барельеф французского писателя Барбюса (работы скульптора Н. Аронсона) для памятника. Памятник уже послан в Париж».

Высокую оценку творчеству уральцев дала вдова писателя. Она писала в ЦК МОПР СССР:

«Я не имею возможности написать ни художникам, ни их сотрудникам, и мы просим Вас выразить им от нас наше восхищение и нашу признательность. Те, которые массами пришли вчера, видели там великий пример верности и утешения.

Прошу Вас передать всем нашу братскую и полную восхищения благодарность.

Признательная Вам Эли Анри Барбюс».{87}

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

< СТАТЬЯ АНРИ ДЕ МОНТЕРЛАНА >

Из книги Литературные беседы. Книга вторая ("Звено": 1926-1928) автора Адамович Георгий Викторович

< СТАТЬЯ АНРИ ДЕ МОНТЕРЛАНА > Писатель пишет о себе, «pro domo sua», лишь в крайнем случае, когда надо в чужой критике что-либо опровергнуть, исправить. Обыкновенно опровергается или исправляется какая-нибудь мелочь, факт, дата, ссылка на источник… И только по раздражению, с


Анри Барбюс об Эмиле Золя*

Из книги Том 6. Зарубежная литература и театр автора Луначарский Анатолий Васильевич

Анри Барбюс об Эмиле Золя* Нельзя сказать, чтобы великий основатель французского натурализма был обойден у нас, в Советской стране. Лучшим доказательством этого является тот факт, что вряд ли даже у самих французов имеется такое прекрасно комментированное издание его


Анри Барбюс. Из личных воспоминаний*

Из книги Режиссерская энциклопедия. Кино Европы автора Дорошевич Александр Николаевич

Анри Барбюс. Из личных воспоминаний* IЭто было в Москве. Это было уже после пашей победы. Ленин был уже председателем Совнаркома. Я был у него по какому-то делу. Покончив с делом, Ленин сказал мне: «Анатолий Васильевич, я еще раз перечитал „Огонь“ Барбюса. Говорят, он написал


КЛУЗО АНРИ-ЖОРЖ

Из книги Собрание сочинений. Т.26. Из сборников: «Поход», «Новый поход», «Истина шествует», «Смесь». Письма автора Золя Эмиль


АНРИ СЕАРУ

Из книги Избранные труды [сборник] автора Бессонова Марина Александровна

АНРИ СЕАРУ Медан, 26 июля 1878 г.Любезный Сеар!Тысячу раз благодарю за Ваши заметки. Они превосходны, и я ими воспользуюсь; описание обеда особенно поразительно. Я хотел бы иметь сто страниц подобных заметок. И сделал бы прекрасную книгу. Если Вам или Вашим друзьям попадется


АНРИ СЕАРУ

Из книги Литература 9 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы автора Коллектив авторов

АНРИ СЕАРУ Медан, 9 мая 1880 г.Дорогой Сеар!Я раздавлен горем. Пришла телеграмма от Мопассана: умер Флобер. Написал сейчас Мопассану, чтобы он немедленно сообщил мне, когда похороны, по боюсь, что он уже уехал в Круассе. Вы в Париже, так постарайтесь все узнать и сразу же


АНРИ СЕАРУ

Из книги Том 3. Лики творчества. О Репине. Суриков автора Волошин Максимилиан Александрович

АНРИ СЕАРУ Гран-Кан, 21 августа 1881 г.Дорогой Сеар!Благодарю за телеграмму. Статью закончил только-только, она как будто недурна. Я правильно сделал, что переждал, получилось забавнее.Здоровье жены никак не установится, ей то лучше, то хуже. Все же я не утратил надежды на то,


АНРИ СЕАРУ

Из книги автора

АНРИ СЕАРУ Беноде, 4 сентября 1883 г.Спасибо, друг мой, за то, что Вы догадались прислать мне телеграмму о смерти нашего славного Тургенева. Но что я могу поделать? Отсюда мне трудно выехать немедленно, да и прибыл бы я, наверно, слишком поздно. В Буживале я не знаю ни души, ни


АНРИ СЕАРУ

Из книги автора

АНРИ СЕАРУ Париж, 22 марта 1885 г.Дорогой друг, статью Вашу я читал и перечитывал. В ней есть чрезвычайно тонкие наблюдения; однако боюсь, что из дружеских чувств ко мне Вы меня перехвалили. Скажите честно, положа руку на сердце: Вы и в самом деле так высоко ставите «Жерминаль»?


АНРИ СЕАРУ

Из книги автора

АНРИ СЕАРУ Медан, 11 ноября 1885 г.Спасибо, дружище! Сегодня утром я получил газеты, которые Вы мне послали; мне, право, совестно, что я Вам причинил столько хлопот.В исходе этой кампании у меня не было и тени сомнения. Но я доведу дело до конца, и когда палата проголосует за


АНРИ СЕАРУ

Из книги автора

АНРИ СЕАРУ Медан, 4 сентября 1890 г.Никаких угрызений совести, дружище, я и сам не поеду в Париж на возобновление постановки «Западни». Я бы хотел, чтобы пьесу придержали и попозже поставили на большой сцене; но Бузнах решил, что можно заработать немного денег на сцене в


Полковнику в отставке АНРИ ДЕ ПОНШАЛОНУ[147]

Из книги автора

Полковнику в отставке АНРИ ДЕ ПОНШАЛОНУ[147] 18 октября 1892 г.Милостивый государь!Позвольте мне повторить, что я не отрицал ни чувства долга, свойственного Шалонской армии, ни ее готовности к самопожертвованию. Между капитаном Бодуэном и лейтенантом Роша есть еще и


АНРИ БЕРАНЖЕ

Из книги автора

АНРИ БЕРАНЖЕ 18 декабря 1897 г.Милостивый государь и многоуважаемый собрат по перу!Я за неограниченную свободу; я требую ее для себя и стараюсь терпимо относиться к свободе других людей. Вот почему я не желаю, чтобы посягали на свободу слова для пишущих. Если сегодня


Бенжамен-Анри Констан де Ребек Адольф

Из книги автора

Бенжамен-Анри Констан де Ребек Адольф Бенжамен Констан вошел в литературу как автор одного романа. Зато роман этот имел для европейского романтизма особое значение, а в России воспринимался как образец романа нового времени. «Адольф» – превосходнейший роман в своем