Посредник между книгой и читателем

Посредник между книгой и читателем

Большое место в переписке Н. А. Рубакина занимают его постоянные и систематические связи с библиотечными работниками, с которыми он оживленно обсуждал вопросы комплектования фондов, организации массовых читален, хранения книг и особенно изучения читательских интересов и наиболее полного их удовлетворения. Все это, естественно, обогащало самого ученого и помогало созданию его фундаментальных трудов — «Опыт программы исследования литературы для народа», «Психология читателя», «Этюды о русской читающей публике», «Среди книг». Были созданы не только научные труды, возникла совершенно новая отрасль научного знания — библиопсихология.

Самые ранние связи с библиотеками Урала относятся к 1899 году. Специальным письмом правление Екатеринбургской публичной библиотеки имени В. Г. Белинского благодарит Н. Рубакина за готовность оказать содействие в покупке книг для библиотеки со скидкой, какой он, Рубакин, пользуется как издатель. Правление переводит 500 рублей для приобретения книг по отделам исторической и детской литературы. Н. Рубакин не только закупает издания на эти деньги, но и от себя жертвует книги уральской библиотеке.

И снова письмо из Екатеринбурга:

«Из местной своей газеты узнали, что Ваша «Рубакинская библиотека» праздновала недавно 25-летие своего существования. Наша библиотека В. Белинского и я лично шлем Вам самые сердечные пожелания дальнейшего процветания библиотеки и самых широких успехов в ее плодотворной просветительной работе не только у себя в столице, но и в провинции, как у нас».{26}

Библиотека В. Белинского посылает отчеты о своей работе за 1899 год (май-октябрь), 1899—1900 и 1900—1901 годы, печатный каталог и выражает Н. Рубакину

«глубокую признательность за просмотр списка книг по истории для пополнения IV отдела библиотеки, за Ваше любезное посредничество по их приобретению и за пожертвованные Вами книги».

Хорошо бы теперь разыскать эти книги, пожертвованные Н. Рубакиным, и выделить их в особый, оберегаемый фонд, как ценную реликвию, как интересную страницу в истории самой библиотеки, связанную с именем Н. А. Рубакина. Напомним, что Екатеринбургская (Свердловская) публичная библиотека имени В. Г. Белинского создавалась как раз в 1899 году. Обнаруженные документы позволяют считать Н. А. Рубакина одним из устроителей этой библиотеки, самой крупной теперь на всем Урале.

Сохранилась переписка с Уфимской и Пермской библиотеками, касающаяся сохранности книжных фондов и составления каталогов, отвечающих научным требованиям.

А книги на Урал шли.

Правление Кочкарского приискового общества народного образования на Южном Урале просило Н. Рубакина:

«Имея в виду открыть в своих библиотеках-читальнях специально «Рубакинский» отдел, Правление о-ва обращается к Вам с просьбой выслать новый список составленных Вами и изданных при Вашем участии книг и брошюр с указанием адреса, откуда возможно выписать по наиболее льготным условиям комплекты этих изданий».{27}

Николай Александрович не только откликнулся на письмо, но и прислал комплект запрашиваемых изданий. Уральцы кратко, но тепло благодарили Н. А. Рубакина:

«Милостивый государь! С чувством искренней признательности Правление о-ва отмечает Ваше отзывчивое отношение к о-ву и приносит глубокую благодарность за Ваше пожертвование и указания».{28}

В поле зрения Рубакина находились и общественные библиотеки Кургана и Челябинска. В «Этюдах о русской читающей публике», в главе «Много ли читают на Руси?», он отмечает, что в Курганской библиотеке в 1889 году было всего 24 подписчика-читателя — в три раза меньше, чем в Суздале.

Проходит полтора десятилетия, и глухая провинция, какой был Урал, становится краем активной библиотечной жизни. Особенно повысился интерес к книге и чтению литературы в годы первой русской революции. В своем докладе «Основные задачи библиотечного дела», прочитанном 25 марта 1907 года при пожертвовании своей библиотеки в собственность Петербургского отдела Всероссийской Лиги образования, Н. А. Рубакин особо отмечает роль библиотек в г. Орлове (Вятской губернии) и Челябинске, где уже изучаются запросы и интересы читателей, умело поставлены библиотечный учет и статистика.

Это были годы роста революционного самосознания народных масс, о которых с душевной гордостью Рубакин говорил:

«На нашу долю выпало великое счастье: нам пришлось пережить момент такого общественного и духовного подъема русской жизни, какого никогда еще не видела вся русская история».

Очень показательны связи Н. А. Рубакина с пермскими библиотекарями. Николай Александрович проявил интерес к их работе с читателями и получил обстоятельный ответ от Е. А. Наумовой. Между ними завязалась дружеская переписка. Наумова откровенно делилась с отзывчивым наставником своими сомнениями и удачами в работе, мыслями, как лучше укрепить связи с читателем, продвинуть книгу в рабочую массу.

Это было начало двадцатого века. Н. А. Рубакин писал:

«…изучение читающей толпы в разные исторические моменты, в разных слоях общества, в разных ее проявлениях имеет научный социологический интерес, не говоря уже о чисто практических выводах, которые сами собой вытекают из этого изучения. История читающей публики — это история общественного мнения, история критической и творческой мысли».{29}

Е. Наумова добросовестно ответила на вопросы Н. Рубакина. Она сообщила, что «Публичная библиотека имени потомственного почетного гражданина Д. Д. Смышляева», в которой работает, принадлежит местному библиотечному обществу, что мысль о создании общедоступной библиотеки возникла в среде местной интеллигенции года два назад. В декабре 1898 года было получено от Министерства внутренних дел официальное утверждение библиотечного общества. Обществом Наумова была избрана на «заведывание библиотекой».

Библиотеку разместили в нанятой квартире в отдаленном от городского центра конце, близ заводов — пароходостроительного, спиртоочистительного и близ рынка.

Такой выбор был сделан с той целью, чтобы дать возможность рабочим брать книги и посещать бесплатный кабинет для чтения. Наумова приводит в письме любопытные факты, касающиеся приобретения литературы через местные книжные магазины и путем сбора пожертвований частных лиц.

«Наше обращение к различным учреждениям и общественным лицам произвести жертвование нашло отклик у земских учреждений, ученого общества, издателей, авторов. И даже скромные наши подписчики — все явились со своей лептой. Из авторов, отозвавшихся на нашу просьбу, перечислю след.: Короленко, Мельшин, Гарин, Рубакин, Чехов, Веселовский, Ярецкий, Гольцев и др. Пермская публика тоже весьма отзывчиво отнеслась к библиотеке».{30}

Из письма Наумовой видно, какие книги пользовались наибольшим спросом у читателей. Это произведения новейших беллетристов: Чехова, Горького, Вересаева, Чирикова, а также Толстого и Гоголя. Весьма значительным спрос был и на книги иностранных авторов.

Наиболее интересную группу читателей и подписчиков библиотеки составляли ученики заводских рабочих и ремесленники.

«Только что начинает читать, а уже набрасывается, — пишет Наумова, — на массовую русскую беллетристику, на М. Рида, Ж. Верна. В Перми среди рабочих, наших подписчиков, есть несколько человек, которые знакомы с общественными вопросами и читают: Энгельса, Каутского, Богданова, Баранова и др. Они интересуются и лучшими журналами».{31}

В другом письме Наумова сообщает:

«Наше библиотечное общество довольно быстро развивает свою деятельность. Кроме нашей центральной библиотеки, быстро развилось Мотовилихинское отделение, а теперь уже получено разрешение на открытие 2-го отделения в отдаленной части города. Такое быстрое развитие библиотечного дела обуславливается большим спросом на книгу».{32}

Эти письма дополнит Г. Чухломцев, работник другой пермской библиотеки, которая «рассылала книги, журналы и газеты по линии до Тюмени и Челябы». И хотя письма Н. Рубакина, адресованные пермским библиотекарям, до нас не дошли, мы можем сделать безошибочный вывод — полезные советы, как лучше им работать с читателем, доносить знания, были ими использованы. Чухломцев благодарит Н. Рубакина и говорит, что «всеми указаниями воспользовался в полной мере».

Вскоре Н. Рубакин получает от Г. Чухломцева письмо из Сибири. Тот пишет:

«Теперь я опять обращаюсь к Вам, Николай Александрович, с просьбой. Теперь я библиотекарствую уже не в пермской библиотеке, откуда уволен по распоряжению администрации (губернатора), а в Сибири, в г. Барнауле. Полгода служил в разных канцеляриях, но с мая опять приютился в библиотеке».{33}

Автор письма затем добавляет:

«Я думаю все-таки попробовать сделать со здешней библиотекой то же, что сделано было мной с пермской, т. е. тоже сколько-нибудь демократизировать ее. Правда, там были особые условия, которые способствовали развитию библиотечного дела; здесь же все спит непробудно. Кроме того, в Перми были деньги, а здесь целое лето приходится даже библиотекарю сидеть без жалования.

Пока я не унываю».{34}

Сбоку сделана приписка:

«Смышляевскую библиотеку в Перми закрыли по распоряжению губернатора. Ванюкова (по мужу Наумова) принуждена была выехать с мужем в Нижний. Мужа ее сажали летом в замок».

Среди уральских библиотекарей, корреспондентов Н. Рубакина, были незаурядные, замечательные люди. Остановимся подробнее на биографии Е. А. Наумовой-Ванюковой.{35}

Эта самоотверженная женщина с конца 90-х годов была известна в подпольных кружках социал-демократов Петербурга. После разгрома второй «Группы народовольцев» она привлекалась по ее делу к дознанию. В 1898 году Е. А. Ванюкова окончила Высшие женские курсы и выехала в Курган, где около года преподавала в женской гимназии. Тут она вступила в социал-демократический кружок, созданный при Лесной школе А. А. Наумовым, и отныне навсегда связала свою судьбу с этим пропагандистом марксизма на Урале.

В конце 1899 года, после того, как кружок был раскрыт, супруги Наумовы переехали в Пермь. Здесь А. Наумов принял участие в организации местного комитета РСДРП и совместно с женой, работавшей библиотекарем, создал нелегальные революционные кружки на заводах, в частности, на казенном пушечном заводе в Мотовилихе.

Наумовы попадают под надзор и вынуждены временно покинуть Урал, чтобы летом 1901 вновь вернуться в Пермь и снова продолжить революционную работу. Екатерина Андреевна устраивается преподавателем в частную женскую гимназию и по-прежнему активно сотрудничает в библиотечном обществе, поддерживает письменные связи с Н. А. Рубакиным.

В 1903 году снова начинаются аресты, высылки, переезды. Библиотечная деятельность Е. А. Наумовой прекращается, но она сама не теряет связей с Н. Рубакиным. Переписка их кончается в 1906 году, когда события первой революции закружили всю страну.

Неоценима помощь книговеда в создании заводских библиотек. В 1892—1893 годах при Златоустовском заводе была организована такая библиотека братьями Авладеевыми — Петром и Василием, работавшими в столярном цехе. Она имела по тем временам лучшие книги, журналы и газеты и сыграла большую роль в развитии революционного сознания златоустовских рабочих. Литература для нее подбиралась по рекомендации Н. Рубакина, и среди читателей особым спросом пользовалась его книга «Под гнетом времени».

Об этом в своих воспоминаниях «К истории рабочего движения в Златоусте» рассказывает известный уральский революционер В. Рогожников.

«Надо отдать справедливость, — говорил он, — что было нужно достать из лучших книг, доставалось. Давались указания и советы, а часто и книги Рубакиным Николаем Александровичем, известным в то время знатоком книжного дела».{36}

В. Рогожников излагает кратко историю создания библиотеки:

«Можно сказать, тут, в этой комнате старого приказа, или горнозаводского товарищества, зажглась новая жизнь. Особенно молодежь заполняла каждый вечер эту комнатку и одну книгу за другой стремилась прочитать. Библиотека эта содержалась на средства рабочих и служащих и только с ведома заводоуправления. Была сделана попытка увеличить средства путем постановки спектакля. Спектакль был поставлен, но спектаклем заинтересовались жандармы и потребовали устава библиотеки, а дальше предложили ее ликвидировать, пока не будет разрешения губернской власти. Пришлось спешно вывезти книги по разным квартирам, и только в 1896 году летом эти книги снова собрали во вновь открытой публичной библиотеке при городской управе, после многочисленных хлопот и историй».{37}

Характерно письмо Д. Удинцева от 1899 года, в котором он, как председатель Чердынской земской уездной управы, рассчитывая на любезность Н. Рубакина и его «известную всей интеллигентной России компетентность в просветительских вопросах», обращается к нему с просьбой оказать содействие в организации музея, создаваемого в память столетия со дня рождения А. С. Пушкина.

«Пушкинское учреждение должно быть непременно просветительное, и рядом с проектом учреждения образцовой Пушкинской школы собрание остановилось на мысли об учреждении земского музея прикладных знаний имени А. С. Пушкина».

Далее Удинцев писал:

«…я лично, при обсуждении вопроса о музее припомнил, что мне приходилось видеть подобный музей у Вас, уважаемый Николай Александрович, в Вашей квартире, в Петербурге, и, как мне представляется, учрежденный по Вашей инициативе и при вашем содействии».{38}

Чердынский музей был создан, и в те годы являлся одним из образцовых на Урале.

Обзор переписки Н. Рубакина с уральцами далеко не полный. По предварительному подсчету от Рубакина письма шли более чем по ста уральским адресам.

Но, кроме писем, Николай Александрович пользовался еще одной, оригинальной формой пропаганды литературы — аннотированием книги, ее рекомендацией. Это подтверждает автограф Рубакина, обнаруженный в библиотеке Челябинского краеведческого музея и представляющий собой четвертушку листа, исписанного убористым, четким почерком. Автограф наклеен на форзаце книги «История цивилизации в Англии» Бокля. Перевод А. Н. Буйницкого в двух томах. Изд. Ф. Павленкова. С портретом автора и вступительной статьей Е. Соловьева. История издана в С.-Петербургской типографии Ю. Н. Эрлиха в 1895 году.

Книга, прежде чем поступить в библиотеку Челябинского краеведческого музея, судя по печатям на титульном листе, принадлежала Обществу торговых и торгово-промышленных служащих г. Челябинска, которое, надо полагать, и выписало ее через Н. А. Рубакина. В первые годы Советской власти при реквизировании частных и ведомственных библиотек губернским отделом народного образования «История» Бокля была передана «Библиотеке-читальне губернского Совета профессиональных союзов», а затем попала в фонды краеведческого музея.

«Классическая книга знаменитого английского мыслителя, — читаем в автографе Н. А. Рубакина, — судя по ее заглавию, посвящена лишь одной из европейских стран. Тем не менее, она должна быть отнесена к числу общих философских обзоров истории человечества. В некоторых своих частях книга устарела, но во многих отношениях остается незаменимой и до сих пор, и не только по широте мысли ее автора, одного из ярких и наиболее выдающихся представителей научно-философской мысли в области истории, но и по самому своему содержанию. Для пояснения общего хода цивилизации, английский автор дает общие очерки истории и др. стран.

Экономической стороны истории автор почти не касается, сосредоточивая все внимание на умственном развитии человечества. Развитию именно этой стороны человека автор придает наибольшее значение. Для начинающего читателя книга Бокля даст очень много и должна быть причислена к числу тех книг, знакомство с которыми обязательно для каждого образованного человека. Особенным достоинством книги является ясность мысли ее автора и доказательность изложения, опирающаяся на громадную начитанность. Автор — горячий и убежденный защитник свободы научной и философской мысли, а также свободы совести и личности. Изложение с настроением. Язык довольно простой.

Н. Рубакин».

Эта аннотация тем более важна, что в известном труде ученого «Среди книг» упоминается название произведения Бокля в издании Павленкова.

Автограф Н. А. Рубакина без даты. Но хронологически его следует отнести к началу нашего века. Кому конкретно адресовалась записка-аннотация, установить не удалось. Можно лишь предполагать — Обществу торговых и торгово-промышленных служащих города Челябинска.

* * *

Уникальная библиотека Н. А. Рубакина, по его завещанию в 1948 году перевезенная из Швейцарии, теперь составляет особый фонд Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина, 400 ящиков личного архива — материалы по истории русского общества второй половины XIX и первой половины XX столетия находятся в рукописном отделе этого национального хранилища. Последний вклад Н. А. Рубакина в нашу культуру, литературу, искусство!

Литературное наследие ученого широко известно не только в нашей стране, но и за рубежом. Его труды и теперь приобщают новое поколение читателей к книге, прививают любовь к чтению литературы. О неоценимом вкладе в советскую культуру Н. А. Рубакина ярче всего говорят многочисленные статьи и очерки, брошюры и книги, появившиеся о нем в последние годы, переиздание трудов выдающегося библиографа и писателя, в том числе выпуск его избранных сочинений в двух томах издательством «Книга» в 1975 году. Прозорлив был Максим Горький, написавший Н. А. Рубакину:

«Когда-нибудь разумные люди сумеют оценить Вашу настойчивую работу истинного демократа. Много сделано Вами для одухотворения массы народной…»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Игры с читателем

Из книги Мировая художественная культура. XX век. Литература автора Олесина Е

Игры с читателем На протяжении всего творческого пути Кортасар искал своего читателя, читателя-спутника, читателя-сообщника. Поэтому уже в первых произведениях писателя проявилось своеобразное сочетание реальности с фантастикой, которое впоследствии стало основой


"ПОСРЕДНИК" (The Go-Between) Великобритания, 1970. 116 минут.

Из книги Вторая книга авторского каталога фильмов +500 (Алфавитный каталог пятисот фильмов) автора Кудрявцев Сергей

"ПОСРЕДНИК" (The Go-Between) Великобритания, 1970. 116 минут. Режиссер Джозеф Лоузи.В ролях: Джули Кристи, Элан Бейтс, Доминик Гард, Майкл Редгрейв, Маргарет Л ейтон, Эдвард Фокс.М — 3,5; Т — 3,5; Дм — 4; Р — 4,5; Д — 5; К — 5. (0,806)Действие заключительной части трилогии ("Слуга" — "Несчастный


VII Договор с читателем, или Не приносите огурцы, пообещав фиалки

Из книги Как написать гениальный роман — 2 автора Фрей Джеймс Н

VII Договор с читателем, или Не приносите огурцы, пообещав фиалки Основные условия договора Что представляет собой любой договор? Это взаимные обязательства. Каждая из договаривающихся сторон получает одно в обмен на другое. Если вы покупаете дом, то обязуетесь заплатить


Александр Казанцев ОТ ЯЩЕРОВ ДО ДАЛЬНИХ ЗВЕЗД Размышления над книгой

Из книги От ящеров до дальних звезд автора Казанцев Александр Петрович

Александр Казанцев ОТ ЯЩЕРОВ ДО ДАЛЬНИХ ЗВЕЗД Размышления над книгой «Размах — от сказки до предвиденья, От ящеров до дальних звезд, Уносит нас земель за тридевять Фантастика ума и грез!» Из сонета «Ода фантастике» автора статьи Впервые я встретил его в кабинете


Между прочим, и это

Из книги Статьи из журнала «Русская жизнь» автора Быков Дмитрий Львович

Между прочим, и это любовные ссоры высокоразвитой материиИз всех бывших возлюбленных я не поддерживаю отношения только с этой, и более того — она не любит меня активно, целенаправленно, страстно. С остальными, собственно, и разрывов никаких не было. Встречаетесь через


МЕЖДУ ВОЙНАМИ

Из книги Поэзия и поэтика города [Wilno — ????? — Vilnius] автора Брио Валентина


Плоть искусства Разговор с читателем

Из книги Том 3.Свидание с Нефертити. Роман. Очерки. Военные рассказы автора Тендряков Владимир Федорович

Плоть искусства Разговор с читателем Дорогой Читатель, выясним отношения. Вот уже много лет, как я занимаюсь странным, казалось бы, делом — пытаюсь заставить Тебя восхищаться тем, чем сам восхищаюсь, негодовать на то, что у меня вызывает негодование, горевать или


НАД КНИГОЙ (А. и Ж.)

Из книги Из круга женского: Стихотворения, эссе автора Герцык Аделаида Казимировна

НАД КНИГОЙ (А. и Ж.) Ты уж кончила страницу? Хочешь дальше поскорее? Я прошу не торопиться, Я так скоро не умею! Головой склонившись низко, Нам вдвоем читать неловко. Мы прижались близко, близко. Пропускаешь ты, плутовка! Каждой строчкой дорожу я, — Ведь она не повторится! На


Между

Из книги Движение литературы. Том I автора Роднянская Ирина Бенционовна

Между


Между

Из книги Движение литературы. Том II автора Роднянская Ирина Бенционовна

Между


Между

Из книги Тренинги свободы автора Надаш Петер

Между


Между

Из книги Написать свою книгу: то, чего никто за тебя не сделает автора Кротов Виктор Гаврилович

Между


Между радостью и счастьем

Из книги автора

Между радостью и счастьем Мне был задан вопрос, как соотносятся и чем отличаются друг от друга счастье и радость. Какую можно увидеть связь между радостью и страданием? Как относится христианство к радости?Все эти проблемы, признаюсь, привели меня в трепет душевный,


Мышление книгой

Из книги автора

Мышление книгой Книга — чистейшая сущность человеческой души. Томас Карлейль, английский историк XIX века Рано или поздно пишущий человек обнаруживает, что написал немало того, что отражает его восприятие мира, и к нему приходит мысль об издании книги. Подробнее об этой