Антон Первушин КУКОЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕРА, или ИСТОРИЯ КАРТОННОЙ ДУРИЛКИ

Антон Первушин

КУКОЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕРА, или ИСТОРИЯ КАРТОННОЙ ДУРИЛКИ

Картонная дурилка — это дурилка, вырезанная из картона.

Справочная литература

И кукол снимут с нитки длинной

И…

Андрей Макаревич

…Ветер, ветер… Мелкое дрожание… Шорох… Листья или шелест… Шорох и шелест… Мысль… Мысль — это мелкое дрожание. Мысль — это существование, потому что… потому что мысль… Как-то так… или иначе…

Ветер… Пух… Полет пуха, клочья пуха… тумана… туман… клочья тумана… Играет ветер… Что-то… или иначе… и ветер играет травой, а трава играет ветром… Это взаимосвязь… это взаимность… и мелкое дрожание… Почему? Я иду, и ветер бросает клочья. Мне весело… Я замечаю, мне весело… и есть взаимосвязь… это так… мне весело…

Я делаю… мне хочется делать, что хочется делать. Мне хочется идти — я иду; мне хочется бежать — я бегу; все так здорово. Шелест и шорох. Может быть, листья… Это природа, здесь много природы. В кои-то веки вырваться на природу. Это тоже мысль. Старая мысль. Называется воспоминание…

Мне весело, хочется, чтобы было еще веселее. Потому что танец… Он совсем рядом. Он был только что тут. Я иду, я бегу… Это не то, это другое… Это танец. Делать танец — танцевать. Я не умею делать танец. Но все равно весело, потому что есть кто умеет… Он умеет, он умеет, он рядом, он где-то рядом… Искать, найти… Мне весело…

Их двое… Я их вижу. Это люди, человеки, человечки. Какие они милые, какие они симпатичные, эти человеки. Милые и симпатичные. По хмурые такие, такие сердитые, что-то им не нравится. Они умеют делать танец? Посмотрите, какой ветер, какие клочья, какой свет, какая тень, посмотрите, посмотрите, как все вокруг, как здорово, как красиво, какая взаимосвязь! Неужели не видите, ничего не слышите? Вы прислушайтесь, вы ведь можете, не могут такие милые человеки ничего не слышать, не видеть… Вы умеете танцевать?..

— Смотри!

— Что?

— Вон там — дурилка картонная!

— Вижу… Бедняга! Как его перекосило!

— Мастера постарались. Весь в шрамах.

— Берем его?

— Не бросать же…

— Тогда подходим. Дернется — сразу наваливайся.

— В курсе. Не в первый раз…

…Что-то чирикают. Человеки… Грустные мои человеки, хмурые мои человеки… Не умеете танцевать? Вы же такие милые… Что же вы такие грустные… Ветер же и шорох… а вы, вы… человеки. Чирикают… Как воробей… воробей… жил у меня под окном на карнизе; я сыпал ему крошки, сыпал крошки, высовывал руку в форточку и сыпал крошки, сыпал… Он склевывал, склевывал и чирикал… А еще иногда взлетал на подоконник, чистил перышки, чистил перышки… А в марте сверху свисали сосульки, длинные и гладкие, прозрачные, молчаливые, без дрожания, без ветра, совсем молчаливые. Мы их обламывали, ломали, они тают в руках и во рту, холодные и молчаливые, тают, мы смеялись, нам было весело, нам весело, нам было хорошо… Сосульки — это вода, а вода течет, и забудешь сосульку где-нибудь на том же подоконнике, придешь — она уже вода и течет, течет… А зачем? Зачем?..

Милые мой человеки… Вы держите меня, вы хотите мне помочь… Наверное, вы ошибаетесь… Мне помогает ветер, мне помогает взаимосвязь… Не нужно держать, не нужно… Зачем? Может быть, вы желаете ходить со мной вместе… вместе ходить… Но нужен танец… Вы умеете танцевать?..

— Спокойный. Сам идет.

— Интересно, который уже по счету?

— Мне это, знаешь, неинтересно.

— Куда только Метрополия смотрит?

— Двадцать четыре кармана. За всеми не уследишь. У нас, по слухам, еще не так скверно. Слышал о втором номере?

— Зря мы в это дело влезли. Людей теряем, а толку?..

— Это ты у Сергеева спроси. Спроси, спроси, не морщись. Он у нас комиссар, он тебе живо все обскажет.

— Слова это, слова. А как подумаешь, как представишь себе, что завтра тебя поведут такого вот — всего в шрамах, с идиотской ухмылкой, грязного и голого, как подумаешь…

— Ладно тебе, не повели еще… Подсади его.

…Чирикают, чирикают… Совсем не понимаю их, не понимаю совсем. Как воробьи, а холод как от сосульки. Как лед, а такие милые… Кто же вас так… вас так… Что с вами?.. Вы же совсем холодные… Что, что, что? Зачем? Мне здесь холодно… Зачем?..

Это мертво, это неподвижно… Сюда нельзя… здесь нельзя быть… Это… это аксиома… Нет, нет, нет!..

— Держи его! Уйдет!

…Мне же холодно, холодно… Нет, не прикасайтесь… Вы совсем не симпатичные, вы совсем… Нет, нет… Ветер не ветер, ветер — ураган. Он бьет в лицо… Он стал холодным, он тоже стал мертвым… Почему так, почему? Почему все, к чему вы прикасаетесь, становится сосулькой? Нет, не хочу… Он бьет в лицо, он несется мимо… Это же ошибка… вы ошибаетесь…

Так нельзя, нельзя. Этого нельзя… Там дальше — ничто, тень, смерть, холод… Всегда холод… всегда… вечность… Утро и ночь… Все время бьют часы, отмеряют холод, секунды холода, минуты холода, часы холода, сутки холода, вечность холода…

Рис. А. Дербилова

— Нормально, парень! Все теперь будет хорошо. Вылечат тебя, все будет хорошо…

…И мертвый ветер в лицо. Совсем мертвый, ветер смерти. Что вы делаете? Я хочу жить, я не хочу умирать! Не надо! Не надо! А-а-а!..

…Я умер, я умер, я умер, я…

…Холодно, холодно, холодно…

…Нет танца, нет танца, нет…

…Все холодно и бело… Все холодно и бело вокруг… Квадратно вокруг, квадратично, просто прямоугольно… Углы, углы, углы… Белые, холодные. Снег такой же белый и холодный, но снег тает в руке… Углы не тают… не тают углы…

Это люди. Посадили. Сюда. Меня. В углы. Сюда посадили… Я сижу, сижу здесь, потому что посадили… Я уже умер, но не так… я вижу перед собой лист… Бумага… Он белый, и углы… Прямоугольный — на доске… Я склоняюсь над ним, в руке — карандаш, я провожу карандашом линии… Это чертеж… Мне нужно начертить к утру и сдать, получить зачет. Без зачета нельзя… Это очень важно — получить зачет… зачет получить… В комнате — холод, неполадки с отоплением, сказал комендант… Холодно и белые углы, карандаш в руке. Мне так было всегда. Всегда главное — зачет… и холодно — всегда…

Ты смотришь на них и удивляешься, удивляешься. Как они все успевают? Ты не умеешь, не умеешь, у тебя не получается, как у них… Комплекс неполноценности, говорю я себе, да. Это с детства, это бывает. Ты работаешь на них, помогаешь им экономить время, которое они тратят… тратят… тратят, как у тебя не получается. Ты злишься на них, но отказать не можешь… Безотказный ты наш, говорят, перемигиваются между собой… но отказать не можешь, не можешь… И состояние — хоть в петлю, потому что ты… ты… тебе особенно тяжело терять ту единственную, которая, казалось, тебя понимает… Потому что ты не умеешь, не получается, как у них… у них…

Электричество… Электрический ток — это направленный поток электронов. От минуса к плюсу. Это всегда, это так принято, дорогие товарищи. Запомнить легко, есть такое правило: электроны имеют отрицательный заряд, следовательно, у минуса их много, а у плюса мало; электроны перетекают оттуда, где их много, туда, где их мало… Умные твари эти электроны… Это вы должны знать, обязаны знать, это ваша специальность… А какой он, электрон?.. Что за глупый вопрос. Таких глупых вопросов я не задаю. Почему шарик? Почему не прямоугольник… с углами белыми, холодными… не греет… А как же закон Джоуля-Ленца? Это ваша специальность, это вы должны знать… знать…

Мне — еда. Принес человек, хмурый человек, без танца, без ветра человек, скучный, серый человек… Он даже не чирикает, ставит еду, уходит, снова — дверь… Я ем… нужно есть… мне не нравится, но нужно. Колоть будут шприцем… иначе — будут колоть… Они боялись СПИДа, требовали, чтобы их кололи одноразовыми. Одноразовым бывает только презерватив, отвечал им врач… Шприц холоднее холода… от него боль, боль… боль…

Заходят ко мне, снова чирикают… Как воробей… Он жил у меня, я сыпал ему… сыпал ему… ему… Что вы опять?.. Зачем опять?.. Я же тоже человек! Человек я!..

— Этот из последних. Везунчик. Не умер от истощения — успели выловить. И не так изуродован, как другие выжившие.

— Вы их содержите в отдельных камерах?

— Прошу прощения, но не в камерах, а в палатах. Да, они живут у нас врозь. Их нельзя собирать вместе, начинается нечто вроде массового психоза. Этому пока нет объяснения. Мы ведь ничего не знаем о Мастерах, о том, как и что делают они с людьми.

— Вам, должно быть, здесь трудно. Периферия колонии, есть, очевидно, проблемы с транспортом, оборудованием, людьми?

— Безусловно, но так спокойнее. Наши подопечные потенциально опасны. Видите, этот ведет себя хорошо. Выглядит как обычный человек, если бы не шрамы. Но хватает и других. И как они поведут себя, если попытаться вывезти их в колонию — это вопрос.

…Вопрос… вопрос… Знакомое слово в чириканье… Вопрос, вопросы, карандаш в руке, белые углы, зачет — главное… Знакомое, знакомое… очень знакомое… Я хочу задать тебе один вопрос… Скажи мне… только сразу, пообещай только сразу: ты не обидишься? Банально, вычитано где-то, высмотрено, но действенно… Хорошо, не обижусь… Какой же вопрос? Какой вопрос?.. И лицо такое, такое оно… красивое… Лицо, глаза темные, глаза — загадка, загадка в глазах… тепло рук. Способно растопить лед, способно и заморозить… Пощечина… и холод, снова холод… Пощечина была потом, два года спустя… Я помню, помню… два года… Два года жизни…

— Когда вернусь, в отчете обязательно укажу на ваши проблемы.

— Да, пора наконец решать. Так дальше продолжаться не может. И ни в коем случае нельзя затягивать…

— Постараюсь сделать все, что в моих силах.

…Как — так, почему — потому… Они уходят, уходят снова, как всегда… Я один, один… Зачем ты? Неужели нельзя было по-другому? Нельзя… Снова один… один… один… Человек…

— Кто это был сегодня утром?

— Инспектор из Метрополии, проверяет состояние дел.

— Ну и как ему?

— Не он первый, не он последний. Толку от них…

— Но этот вроде серьезный мужик. И настроен серьезно.

— Посмотрим, насколько серьезно… Хотя не верю я им. И тем, кому они свои доклады строчат, тоже не верю. Сидят у себя там, штаны протирают. Их бы на наше место: пол по утрам в камерах мыть, с дурилками возиться… Ну их всех. Пойдем лучше выпьем.

— А есть что?

— Есть. Занял у сестрички. Медицинского.

— Шеф бы не нагрянул.

— Чушь, после десяти он и носа не кажет. Тоже не дурак.

…Темно, уже темно, темно… В темноте не видно белых углов… совсем темно. Это называется ночь. Это я помню, это я знаю… Это ночь. Ночью всегда так: темно и темно. В лесу ночью тоже темно, но не так, не так… Там есть огонь, есть костер, там есть танец… В танце рождается туман… туман… чтобы стать клочьями, рассыпаться в клочья, осесть на траву, стать теплом… Там так, а здесь по-другому, здесь холоднее, здесь чириканье, все время чириканье… Я устал, понимаю слова, потому что устал… Я сам человек, мне не хочется танца, мне хочется понимать, я их понимаю, понимаю…

— Разливай.

…Льется вода. Льется совсем близко. Сидят совсем близко, льют воду. Мои углы ближе всех к ним, ближе всех… Мне слышно, как они льют, как они пьют… Снова чирикают. Я почти понимаю их сквозь ночь…

— Вот, Коля, скажи мне: я хороший мужик?

— Хороший ты мужик.

— А чтобы хорошим, надежным мужиком здесь быть, знаешь какая сила нужна? Ты, Коля, еще среди нас новичок, поэтому слушай меня, запоминай, что скажу. Это, понимаешь, другой мир, нашего присутствия он не выносит, пытается переделать нас на свой лад. Мы переделываем его, а он — нас, такая вот ситуация.

Поэтому, если хочешь здесь выжить, надо учиться быть сильным. Слабые у нас не задерживаются. Без силы нельзя — сломаешься. А Мастера только этого и ждут, чтобы человек сломался, потерял равновесие; останется только позвать — сам побежишь как миленький. Сильным нужно быть… Давай еще по одной…

Сильным, сила, сильным… Я знаю это слово, оно знакомо мне… Я люблю сильных, Саша… Сила есть — ума не надо. Шутишь все. Значит, я слабый? Слабый. Ты — слабый. Спасибо. Пожалуйста. Тебя проводить? Не надо, меня проводят… Давай еще по одной… Ты слышал, она сказала, я слабый. Наплюй ты. Дура она, вот и все. Баба. Слабый, говорит, понимаешь?..

Что-то далекое, что-то очень старое, начало, исток, первооснова, первопричина… Что потом? Потом… Снова ночь, снова темно и холодно, моросит дождь, сыро, лужи… Сыро, в лужах — отражение фонарей, свет в окнах, мертвые углы. Вода… холодная, льется за шиворот. Мне холодно, холодно… Спасибо, что не кислотный, говорю я дождю. Дождь не отвечает, он собирается в водосточных трубах, потоком хлещет из труб на мостовую, потоком, мощной струей, как поток горной речки. Как на Кавказе… Когда я был на Кавказе… Что такое Кавказ? Что-то знакомое… Клочья, паутина, трава… Но танец… И может быть, радуга над нами…

Нет… Мы стоим в подворотне… это подворотня… пьяные… Мы пили воду, воду… водку мы пили… Она согревает, но ненадолго. Это ее свойство, ее танец… Они пришли, он держал над нею зонт. Серьезный мужик… хороший мужик… сильный мужик… Но нас было больше… хоть и пьяные, но больше, больше. Мы повалили его в лужу. Он плавал в луже, он барахтался у нас под ногами… Он был жалок, жалок он был… И ветер — не ветер, ураган. Брызги в лицо. Он кричал что-то, ругался, харкал кровью. А она… она смотрела на меня, смотрела на меня… Я люблю сильных, Саша. Ты — слабый!.. Я шагнул к ней, я шагнул… Тогда — пощечина, размахнулась и… пощечина…

Слезы — это тоже вода; когда плачешь под дождем, их не видно… Пощечина… Все кончено для меня, для меня все кончено, для меня все… для меня… меня…

…Меня зовут Саша, Шурик, Александр. Александр Евгеньевич Бородин. Семьдесят второго года рождения… Вот. Это я помню, это я вспомнил. Пойдем дальше. Чем я занимаюсь? Я дипломированный инженер, молодой специалист из Петербурга.

Закончил Политехнический, совсем чуть-чуть не дотянул, чтобы с отличием, но так уж получилось, получилось так… Национальность — русский. Говорю по-русски, думаю по-русски, значит, русский. Я — русский… Дальше, дальше…

Где я? Белые стены, белый потолок, грязноватый линолеум пола — комната; окошко под потолком — не окошко, а щель, бойница; кровать у стены, ножки приделаны к полу. Все это — палата. Но где?.. Теперь знаю, теперь знаю, теперь умею говорить по-русски… Это было так:

— Вы извините, я плохо соображаю, мне трудно, но вы не могли бы сказать, где я нахожусь?..

Вы бы видели, что с ним стало. У него отвисла челюсть. Не знаю, что он обо мне подумал, но вылетел пулей за дверь; я услышал, как там сразу возбужденно загалдели незнакомые мне голоса. Или знакомые?..

Через несколько минут пришел доктор. В белом халате, седой, высокий, подтянутый, чувствуется военная выправка. Военврач? С ним толпа ассистентов, санитары, медсестры. Набились в комнату — не продохнуть. Где-то я видел этого доктора, где-то уже видел, раньше где-то…

— Итак, — сказал он, доброжелательно глядя на меня поверх очков, присел на услужливо подставленный стул. — Вы начали говорить?

— Я вас не понимаю, доктор, — сказал я. Слова мне давались с трудом, словно скользкий комок засел в горле — мешает говорить, мешает дышать. — Почему «начал»? Что со мной случилось? Я в госпитале?

— Спокойнее, спокойнее, друг мой. Не нужно так волноваться. Все уже позади. — И сразу вкрадчиво, с нескрываемым любопытством: — Вы ничего не помните, Александр?

Имя! Вот! Меня зовут Саша, Александр. Фамилия — Бородин. Я — инженер и все такое. Я вспомнил! Сразу все вспомнил! И не осталось вопросов.

Я нахожусь в Кармане. Что такое Карман? Карман — это складка, складка в ткани многомерной Вселенной. Убогое определение, но оно было во всех газетах и научно-популярных журналах. Физики называют их по-другому, и никто уже не помнит, кто придумал это название — Карман, но мы, господа, не физики — мы простые дипломированные инженеры, карманы мы называем карманами… Их открыли недавно, всего шесть лет назад. Сначала теоретически обосновали возможность существования, затем — опытная установка, устройство, выявляющее их расположение относительно координат Земли в пространстве-времени, первое испытание — сразу удача! Эпохальное открытие, сделанное на рубеже тысячелетий. Целый мир у вас под боком, Вселенная за углом. Очень хорошо, это я вспомнил. Сразу.

Что я вспомнил еще? Через секунду, через мгновение после сразу… В каждом Кармане действуют свои физические законы, часто отличные от известных в нашем мире, обусловленные «формой» Кармана и факторами, способствовавшими его появлению. Не все Карманы имеют выходы в нашу Вселенную, но и тех, что удалось выявить, хватило человечеству выше головы. На территории нашей страны было обнаружено две тысячи восемьсот сорок шесть Карманов: двести девятнадцать у самой поверхности Земли, остальные — на разных высотах над и на разных глубинах под поверхностью, но только в двадцати четырех из них условия не исключали возможности непосредственной колонизации. Вот так писали в журналах…

И я нахожусь в одном из этих Карманов. В Кармане номер три, тридцать шесть метров над уровнем моря, Ветрогорск, областной центр, Южное шоссе, средняя скорость движения относительно меридиана — шесть миллиметров в сутки, направление движения — северо-восток. Четыре года назад была начата разработка Кармана, заложена колония. Я доброволец, прибыл сюда работать по специальности, добровольцем прибыл сюда… я — добровольцем… Мой непосредственный начальник иначе как камикадзе меня не называет… Он всех добровольцев так называет. У меня есть причина, говорил ему я. Забавно, говорил он. Какая же?.. Что? Зачем я это вспоминаю? Сейчас не это важно. Важно сейчас другое. На чем я остановился?.. Добровольцем прибыл сюда.

Сюда? Эта палата… Где я теперь?

— Понимаете, друг мой, вы перенесли тяжелую болезнь. В некотором роде… Вы знаете что-нибудь о картонных дурилках?

Он мог и не спрашивать, он мог и не спрашивать меня. Кто в третьем Кармане не знает о картонных дурилках? Здесь есть леса, поля, реки, птицы, насекомые — все как на Земле; может быть, только внешний вид травы, деревьев, птиц и рыб да размеры насекомых отличаются от тех, к каким привычен человеческий глаз, и еще там какие-то тонкости, тончайшие различия на физиологическом уровне, а так все очень похоже, все узнаваемо. Нет здесь только крупных животных, загадка — почему? И есть, прячутся где-то в лесах неуловимые, непостижимые Кукольники, Кукловоды, Кукольных Дел Мастера, просто Мастера — выбирай, что нравится, — способные делать из людей картонных дурилок. Ужас, бич этого мира… Еще бы я не знал о картонных дурилках…

И догадка — мгновенная, ослепительная, как ярчайшая вспышка. Я не болел, я был у Мастеров, я — картонная дурилка, у которой обрезали ниточки. Мне страшно.

— Это же редчайший, исключительный случай. Вы, друг мой, первый человек, который вновь обрел сознание, пережив такое… И не надейтесь теперь, что мы скоро вас выпустим. Месяц, как минимум, продержим. Будем вас изучать, просвечивать, прощупывать. Нет, вы только подумайте, первый случай! Значит, это возможно, значит, и мы сумеем!

Он был искренне рад, этот доктор с офицерской выправкой. Я давал ему шанс, давал ему надежду на то, что других таких же он сумеет когда-нибудь вылечить, но легче мне от его радости не стало. Страшно… Бывает такое в жизни, что-то узнаешь про себя вдруг — узнаешь, например, что предрасположен к аллергии, что есть, сидит в тебе такое, и словно опору из-под тебя выбили, опору уверенности в себе, в своем здоровье, в котором раньше вроде бы не сомневался, и мгновенно приходит слабость, начинаешь прислушиваться к себе, разглядывать по утрам руки, тело, малейшие пятнышки и царапины представляются симптомами, думаешь об этом, ждешь. И представляешь, что вот сейчас, через секунду, через другую ЭТО начнется… Я не помню своей жизни дурилкой, но мне страшно, потому что кажется, все вернется вновь.

Первый случай, но выздоровления ли? Может, лишь временное возвращение памяти, а дальше…

— Доктор, а если это временно?

Он понял, почувствовал мой страх. Но как он мог меня успокоить? Нахмурился и сказал:

— Не думайте об этом, друг мой, — не было уверенности в его голосе, — старайтесь не думать… Все теперь будет хорошо…

…Завтра выписываюсь. За месяц Виктор Сергеевич и компания не управились: завтра заканчивается седьмая неделя с того памятного дня, когда ко мне вернулось сознание. И завтра выписываюсь…

В тот же день меня перевели в другую палату: светлую, с огромным окном, за окном — гаражи, дальше кордон, еще дальше — лес. В сумерках зажигаются в лесу огни: непостоянные, колеблющиеся, красные, желтые, зеленые, синие — разноцветные костры Мастеров. Кажется невероятным, что я побывал там и сумел вернуться. Думал бы, что все — мистификация, если бы не эти неровные полоски шрамов по всему телу, не ощущение скованности при ходьбе, когда клонит на бок — одна нога у меня теперь короче другой, — и не вечный скользкий комок в горле — давит изнутри, мешает говорить. Ничего, ничего, я жив, все помню, мыслю вроде бы здраво, завтра отправляюсь в Метрополию. В общем, мне повезло, повезло…

Стою у окна, смотрю на лес. В коридоре слышны шаги санитара. Сегодня дежурит Николай. Парень моего возраста, тоже доброволец, устроился здесь сравнительно недавно. Работа у санитаров грязноватая, но не столь опасная, как, скажем, на кордоне. Дурилки ведут себя по-разному, но шибко буйных среди них нет.

Существует, правда, одна тонкость: не до конца выяснено, влияют ли дурилки странным своим бредом на окружающих людей. Прецедентов пока не было, но исключать подобную возможность нельзя… Николаю скучно. Позову его — поболтаем напоследок.

Сейчас…

Что это? Что это?! Что?..

…Звук… песня… знакомые… песня! Тот случай, когда… Слова и музыка… Единое во взаимосвязи, но только… Вы ничего не помните, Александр?.. Я тоже человек… Нормально, парень! Все теперь будет хорошо… Я хороший мужик?.. Я люблю сильных, Саша… Ты — слабый… Спасибо, что не кислотный, говорю я дождю… Белый лист… Бумага и углы… Это очень важно — получить зачет… должны знать… жил воробей… чирикал… чирикают… лед… ветер в лицо… я все… я все… все…

…Вот он, он близко, совсем близко… он знает танец… он знает танец, он умеет делать танец… Наконец-то… я так ждал… я так искал… наконец-то…

Я иду, я знаю выход из углов, это дверь… я выхожу… Кричит… кто-то кричит… кто-то… Зачем? Крик заглушает музыку, крик заглушает песню, крик мешает танцу…

Вот человек… он лежит, он молчит, он молчит лицом вниз… вниз… А над ним тот, кто знает танец… Крика больше нет… это он помог, он сделал… я так ждал… так искал…

Здравствуй… Ты красив, ты прекрасен… Длинная мягкая шерсть… Зеленый — мой любимый цвет… цвет… Мягкие добрые глаза… Ты говоришь, мы будем танцевать? Да, да, да! Я счастлив, мне весело… весело мне… Ты хочешь и его научить? О великодушие! Ты прав, он мой друг, пусть ему тоже будет весело… Руки, руки… зеленый — мой любимый цвет… тонкие… тонкие подвижные пальцы… пальцы входят в него, в моего друга… Не бойся! Они живые, теплые, не лед углов. Теперь ты — взаимосвязь с пальцами, ты меняешься… судорога… ты встаешь, ты уже другой… Срывай одежду, она мертва — одежда… одежда… Ты с нами, ты тоже хочешь учиться танцу… Спасибо, Мастер!.. Есть другие, но есть выход, есть выход… для них из углов… Это холодный; металлический, но это выход… Они теперь вместе с нами, вместе с нами они… Мы танцуем, нам весело, танцуем мы… это танец, он весь с нами, он весь в нас… Ветер, трава — все в нем… разве можно жить без танца?..

И он здесь, он тоже с нами… Он увлечен танцем, как мы… как и мы, увлечен танцем… Я рад, что ты есть на свете… Какая это удача для всех нас, что ты есть на свете!.. А вот еще один… Он человек, он бежит… он бежит, торопится… он хочет узнать танец… он хочет… Руки… Мастер и руки… Зеленый — любимый…

Пальцы… пальцы живые, теплые… пальцы… Что? Что такое?.. Грохот… Он мешает танцу, он заглушает песню… Как крик, но сильнее крика, сильнее крика, потому что… потому что… Снова грохот и огонь… Зачем огонь?.. Неужели не хватает света и счастья… Это другой огонь…

Зачем?.. Это выстрел, выстрел… это называется выстрел, я знаю… После него нет музыки, нет песни… Что с тобой, Мастер? Где твой танец? Что с тобой? Что с тобой? Почему ты лежишь? Вставай, учи нас танцу… танцу учи… ты… ты… ты мертв!.. Ты холод уже, неужели не чувствуешь? Почему ты холод? Кто тебя сделал таким?..

Люди! Люди, люди, люди, человеки, что же вы наделали? Нам же было так весело…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Антон Чижъ. Божественный яд

Из книги Круговые объезды по кишкам нищего автора Данилкин Лев

Антон Чижъ. Божественный яд «Амфора», Санкт-Петербург Из сугроба торчит тело гермафродита с татуировкой-пентаграммой; чокнутый профессор химии Серебряков, создавший рецепт наркотической бурды из отвара мухоморов и коровьей мочи, умирает при загадочных


Молчание большого мастера

Из книги Мировая художественная культура. XX век. Литература автора Олесина Е

Молчание большого мастера В 1930-е гг. по указанию И. В. Сталина начала энергично разрабатываться «теория советской литературы», в узкие рамки которой бабелевское творчество не укладывалось. Писатель,отзывавшийся на актуальнейшие темы советской действительности,


Глава вторая СЕКРЕТЫ МАСТЕРА

Из книги Воскресение Маяковского автора Карабчиевский Юрий Аркадьевич

Глава вторая СЕКРЕТЫ МАСТЕРА 1Мастерство Маяковского. В русской филологии эта тема вне конкуренции. Вряд ли о чьем-либо мастерстве писали так много, легко и охотно. Он и сам написал об этом большую статью, терпеливо и подробно, на многих примерах проследив всю внешнюю, всю


Литературные источники черновых вариантов «древних» глав «Мастера и Маргариты»

Из книги Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях автора Галинская Ирина Львовна

Литературные источники черновых вариантов «древних» глав «Мастера и Маргариты» Цель настоящей статьи — наглядно показать, каким образом М.А. Булгаков с самого начала работы над своим «романом о дьяволе» (так он тогда называл роман «Мастер и Маргарита») использовал в


ИСКУССТВО МАСТЕРА В САМЫХ ОБЩИХ ЧЕРТАХ

Из книги «Триумф Юлия Цезаря» кисти Мантеньи автора Гёте Иоганн Вольфганг

ИСКУССТВО МАСТЕРА В САМЫХ ОБЩИХ ЧЕРТАХ В произведениях выдающегося мастера, особенно в «Триумфе Цезаря», главнейшей работе, о которой мы намереваемся сейчас говорить, мы, как нам кажется, ощущаем противоречие, которое с первого взгляда невозможно разрешить.Прежде всего


ИСКУССТВО МАСТЕРА В САМЫХ ОБЩИХ ЧЕРТАХ

Из книги Собрание сочинений в десяти томах. Том десятый. Об искусстве и литературе автора Гёте Иоганн Вольфганг

ИСКУССТВО МАСТЕРА В САМЫХ ОБЩИХ ЧЕРТАХ В произведениях выдающегося мастера, особенно в «Триумфе Цезаря», главнейшей работе, о которой мы намереваемся сейчас говорить, мы, как нам кажется, ощущаем противоречие, которое с первого взгляда невозможно разрешить.Прежде всего


Анатолий Козлов О ПОЕЗДКЕ УРАЛЬСКОГО ГОРНОГО МАСТЕРА ИВАНА БОРОДИНА В ЕГИПЕТ

Из книги Южный Урал № 13—14 автора Карим Мустай

Анатолий Козлов О ПОЕЗДКЕ УРАЛЬСКОГО ГОРНОГО МАСТЕРА ИВАНА БОРОДИНА В ЕГИПЕТ Впервые в советской печати имя Ивана Бородина, в связи с его поездкой в Египет, упомянул В. Данилевский. В краткой книжной заметке была приведена также выдержка из дневника Бородина. В цитате


Дело боится мастера поэтического «СЛОВА»

Из книги Уфимская литературная критика. Выпуск 5 автора Байков Эдуард Артурович

Дело боится мастера поэтического «СЛОВА» Хорош дебют Ксении Марковой. Конечно – «дамская лирика», обязательный юношеский декаданс с «офигевшими котами и бессмысленными книгами», но в этой девушке явно теплится искра Божья. Если Создателю угодно будет раздуть свою


Искушение мастера культуры («Несвоевременные мысли»)[**]

Из книги Собеседники на пиру [Литературоведческие работы] автора Венцлова Томас

Искушение мастера культуры («Несвоевременные мысли»)[**] Наивность: Горький. В. И. Ленин. План четвертого «Письма издалека» 12 (25) марта 1917 года В недавно изданных на Западе воспоминаниях рассказывается поучительная история, происшедшая в 1949 году. Студент Револьт Пименов,


Антон Долин Имя собственное

Из книги Дыхание камня: Мир фильмов Андрея Звягинцева автора Коллектив авторов

Антон Долин Имя собственное Что значит “я”?“Я” бывают разные.Алан Милн, “Винни-Пух”Просто “Елена”. После сложных, броских, вязких “Возвращения” и “Изгнания”, в каждом из которых виделась тьма смыслов, теряешься. Лезешь от растерянности в словарь, картотеку,


Что ж вы, мастера культуры?…

Из книги Союз писателей Атлантиды [литературные фельетоны] автора Гурский Лев Аркадьевич

Что ж вы, мастера культуры?… Вы будете смеяться, но у нас опять праздник. Еще не утих звон в ушах от фейерверков и аплодисментов в День писателя, а губерния уже с размахом отметила День работника культуры. Облдрамтеатр был полон, текло шампанское рекою и взор туманился