Григорий Панченко ПЕРЕМЕНА ЗНАКА

Григорий Панченко

ПЕРЕМЕНА ЗНАКА

Автоматная очередь прошла поверху. Лейтенант инстинктивно втянул голову в плечи, хотя в этом уже не было нужды, потом высунулся и выстрелил в ответ. Солдат сидел прислонившись к земляной стене окопа, и на лице его была написана смертельная тоска. Он только что присоединил новый магазин, но не спешил стрелять, потому что знал, что произойдет через несколько минут. Знал, хотя ему и не полагалось. Никому здесь не полагалось, однако знали все. На передовую информация проникает по самым немыслимым каналам.

Якобы сегодня в 18.00 противник собирается применить сверхоружие. Может, и в самом деле применит — с него станется, хотя по договору, гласному или негласному, обе стороны пока воздерживались от таких шагов. Наши, опять же якобы, узнали об этих коварных планах и теперь нанесут направленный упреждающий удар. Можно догадаться, насколько он направленный, если ровно в полдень приказано надеть сразу все средства индивидуальной защиты, от противогаза до крэкера (в переводе на человеческий язык это значит, что ни одно из них не поможет). Но уж точно — упреждающий. Аж на шесть часов.

Когда-то, еще в школе, их возили по местам Славного Прошлого, и женщина-экскурсовод, профессионально тараторя, выдала: «Перед отступлением из города оккупанты хотели взорвать мост, но это им не удалось, так как наши подпольщики их опередили». Класс зашелся диким хохотом.

Солдат попытался улыбнуться, но лицо его исказила гримаса. Ну да — бей врага его же оружием… Сверхоружием. А сейчас у него уже есть свой сын. Малыш. Его пока что ни разу не возили на школьные экскурсии. Похоже, и не повезут.

Было без трех минут двенадцать.

Он заметил, что лейтенант стреляет не в сторону противника, а в яркое летнее небо. Э, да он не так уж и глупо себя ведет. Он вообще не дурак, мобилизованный студент, какой-то физик-химик, не из этих уставных рыл. И защиты на нем нет. Впрочем, защиту надел только командир отделения, ветеран и идиот. А может, и не надел: у него такая рожа, что от противогаза не отличить. Поговорить бы с ним напоследок, но лень, лень… Солдат никогда не думал, что именно это чувство овладеет им в такой момент.

— Слышь… Да брось ты палить, все равно без толку! — пересилил он себя. — Лучше объясни, чем сейчас накроют — и нас и их. Ты же ученый!

Лейтенант посмотрел на него без удивления. Потом мельком глянул на часы: он тоже ждал полудня.

— Ты знаешь такое понятие — «абсолютный растворитель»? — сказал он спокойно, но быстро, чтобы успеть. — Так вот, теоретически — это вещество, способное растворить абсолютно все. Но на практике его нельзя получить, с ним нельзя работать, потому что его невозможно хранить: оно растворит любую емкость. Так же и с абсолютным оружием.

— Чего «так же»?

— А то, что, как я понимаю, ни я, ни они, — лейтенант указал большим пальцем вверх, — не могут знать, что случится три минуты спустя… Нет, даже две. Сверхоружие — это абсолют. Его нельзя испытывать по определению, а применить можно только один раз: сразу после нажатия кнопки оно заживет своей жизнью, вернуть под контроль его уже будет нельзя. Как абсолютный растворитель. Понял теперь?

И улыбнулся. Улыбка не была фальшивой, он явно ничего не боялся, этот светловолосый паренек. Если что-то его и мучило, то не страх, а любопытство: как оно будет?..

— Вот поэтому я тоже не надеваю всю эту антирадиационно-противохимическую дрянь, но совсем по иной причине. Ты считаешь, что эта штуковина по своей мощности просто прошибет любую защиту, а я — что она вообще будет действовать непредсказуемым образом и мы даже знать не можем, что против нее поможет, а что — наоборот.

— Это ты у себя в универе слыхал или сам решил? — ошеломленно спросил солдат.

— И решил, и слыхал.

Помолчав немного, солдат передернул плечами:

— Ладно, не все ли равно… Сколько осталось? — И сам посмотрел на часы.

Осталось чуть больше минуты.

— Сто двадцать секунд, — сказал лейтенант.

Внезапно он развернулся и открыл огонь по позициям противника. Солдат тут же последовал его примеру. Комментариев не требовалось: из-за поворота окопа за их спинами возникло армейское начальство, как бы не заработать пулю за преступное бездействие раньше, чем все случится. Не очень большое начальство — два сержанта и капитан.

Стреляя вслепую, солдат еще раз украдкой бросил взгляд на часы. Последний раз. Больше ему глянуть на циферблат не доведется.

Внезапно мир вокруг него наполнился светом и автомат подпрыгнул в руках.

Несколько секунд он ощущал себя на грани жизни и смерти. Окончательно поняв, что жив, он боязливо поднес руки к лицу — и обомлел.

Ремень автомата захлестнулся на его предплечье, так что он потянул его за собой. Потянул, как не имеющую веса детскую игрушку. Автомат был пластмассовый, детский, с нарядной этикеткой сбоку и лампочкой, имитирующей вспышку выстрела, на конце ствола.

Солдат опустил глаза на висящий у пояса штык в ножнах. Яркий пластмассовый кинжал, которые продают в детских магазинах рядом с игрушечными же саблями и щитами.

Солдат представил, как в пусковых шахтах среди сложнейшей аппаратуры стоят игрушечные ракеты, как танкисты с недоумением топчутся вокруг своих вдруг ставших игрушечными машин, а на палубах авианосцев четкими рядами выстроились игрушечные самолеты с куцыми крылышками.

Это и есть сверхоружие?

Последние слова он, видимо, произнес вслух, потому что ответил ему лейтенант:

— Не знаю… У меня такое впечатление, что нам кто-то помог, не дал уничтожить друг друга.

— Кто? — Солдат всем корпусом повернулся к нему.

— Я же сказал — не знаю. Может быть… оттуда? — И лейтенант снова указал большим пальцем вверх.

Рядом с ним один из сержантов стоял на коленях и, кажется, молился. Солдат посмотрел в небо, готовый рухнуть ниц:

— ОН?

— А может быть, ОН. — Лейтенант направил палец себе под ноги, в землю. — Дьявол ли, Бог или парни из летающих тарелочек — не все ли тебе равно?

Нет, ему было не все равно. Вокруг них собирались люди в защитной форме, все с одинаково потрясенными лицами, но что-то мешало солдату стать одним из них. Ему обязательно надо было закончить разговор. Вот только зачем? Разве может он быть важнее того, что уже произошло?

А лейтенант все говорил, и выглядел он гораздо серьезнее, чем недавно, когда ожидал двенадцати:

— Кто-то сделал за нас нашу работу. Просто переменил знак. А ведь ничего и никуда не исчезает, и мы теперь не можем знать — если ЭТО изменилось в лучшую сторону, что же сдвинулось в худшую? Не можем, поскольку это сделали за нас, и теперь если…

— Чего там «если»! Какое еще «если», дурачок! — Солдат вдруг схватил лейтенанта в охапку, как ребенка, и закружился, хохоча. — Все закончилось, салага, войне абзац, всем войнам теперь абзац!

За его спиной капитан, срывая голос, пытался восстановить порядок. Потом раздался щелчок, и между лопаток солдату ударила холодная струйка: капитанский пистолет оказался водяным. Солдат даже не повернул головы.

Лейтенант невесело усмехнулся:

— Вот герой, даже из этого пытается стрелять. Все мы немножко такие. И ты. И я… А ты говоришь — войне конец.

— А… — Солдат махнул рукой. — Вернусь — у своего Малыша все военные игрушки повыкидываю.

Лейтенант улыбнулся еще грустнее:

— Думаешь, это решит проблему? Это надо было сделать нашим отцам. Может быть — даже нашим дедам. А теперь, боюсь, шанс упущен. Хоть бы уж по нам ударило, а не по…

— Ох, не каркай, салажонок!

В глубине души солдата мохнатым пауком шевельнулся беспричинный страх за сына, за Малыша. Как он там, что сейчас делает?.. Но он тут же забыл об этом, потому что от чужих окопов к ним уже шел человек в чужой форме, и при каждом шаге у него за спиной прыгал автомат — легко, как может подпрыгивать только игрушечное оружие…

* * *

Малыш занимался примерно тем же, что и его отец, — стрелял очередями. На конце дула пульсировал красный огонек лампочки, и что-то, питающееся от батарейки, синхронно изображало треск, но Малыш на всякий случай еще и кричал «тра-та-та-та!», и так же кричал Рыжик, с которым он перестреливался, хотя у Рыжика был револьвер. Воспитательницы, выведя старшую группу в парк, считали свой долг выполненным и щебетали в сторонке о своих взрослых делах.

Внезапно звук трещотки изменился и автомат рвануло к земле так, что он едва не выпал у Малыша из рук. Одновременно из дощатой крыши домика в детском городке, за которым прятался Рыжик, полетели щепки.

Малыш круглыми глазами смотрел на то, что теперь висело у него на груди. Из пластикового оно стало металлическим, у затвора поблескивала смазка.

Настоящий.

Вот это да!

Ребята сдохнут от зависти.

Рассматривая обновленную игрушку, Малыш не замечал, что пятилетний карапуз слева от него с изумлением уставился на возникшую у него в руках двустволку. Сосед справа тоже обалдело притих, отягощенный патронташем и поясом с двумя кольтами.

— Бах, бах! Тра-та-та-та-та! — вдруг закричал Рыжик, выскочив из-за угла и поднимая перед собой огромный вороненый пистолет. Рукоятку он сжимал обеими руками, как супермены в фильмах, и то удерживал с трудом.

Малыш направил на него автомат, удивляясь его возросшему весу, но, опережая свое удивление, нажал на спуск одновременно с Рыжиком.

По всей детской площадке, по всему парку, по всем паркам разом захлопали выстрелы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Григорий Шмерельсон

Из книги «Трубами слав не воспеты...» Малые имажинисты 20-х годов автора Кудрявицкий Анатолий Исаевич

Григорий Шмерельсон * * * Александру Кусикову Скачк? безумные делать По крепким гвоздям суток — Канат мысли жуток, Тянущий все вперед. — Из протоптанной колеи не вылазь. Жизнь проводи честно! Кричит сюсюкающая мразь. Ходуном, ходуном вертеть бы Сердце. Чтоб боль


2. Григорий Мелехов

Из книги К истокам Тихого Дона автора Макаров А Г

2. Григорий Мелехов Вторая сюжетная линия в романе, сопровождаемая заимствованиями, связана с Григорием Мелеховым. В четвертой части «Тихого Дона» он практически полностью отсутствует в повествовании, за исключением четвертой главы, где рассказано о его фронтовой


Григорий Мелехов

Из книги Мир глазами фантастов. Рекомендательный библиографический справочник автора Горбунов Арнольд Матвеевич

Григорий Мелехов Основная часть «повстанческих» глав с 29 по 56 связана с линией Григория Мелехова. Многочисленные эпизоды, каждый из которых тщательно выписан, разработан, соединены в единую цепь, где отдельные события не только не вступают в противоречие друг с другом,


АДАМОВ Григорий Борисович (1886–1945)

Из книги Комментарии: Заметки о современной литературе автора Латынина Алла Николаевна

АДАМОВ Григорий Борисович (1886–1945) Произведения Г. Адамова, начавшего свою литературную деятельность в качестве журналиста, тяготеют к приключенческому жанру, отличаются занимательностью сюжета, стремлением к популяризации научно-технических знаний. Первые рассказы Г.


СКРЫТЫЙ СЮЖЕТ: ПЕРЕМЕНА УЧАСТИ

Из книги Революция низких смыслов автора Кокшенева Капитолина

СКРЫТЫЙ СЮЖЕТ: ПЕРЕМЕНА УЧАСТИ Книги двух известных критиков, коллег, соратников и единомышленников вышли почти одновременно: «Скрытый сюжет» Натальи Ивановой (СПб., Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2003) и «Перемена участи» Сергея Чупринина (М.: Новое


Перемена умов

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

Перемена умов Три современных романа. В.Шаров. М.Бутов. С.Василенко Кажется, пронизанность современной литературы явными токами идеологий идет на убыль. Все труднее вполне определенно описать тот «джентльменский набор», что помещен в «литературный портфель»


Григорий Александрович Печорин

Из книги Оправданное присутствие [Сборник статей] автора Айзенберг Михаил

Григорий Александрович Печорин Начнем с письма, широкому читателю не известного, но во многом определившего судьбу М.Ю. Лермонтова.«13/25 <июня 1840 г.> 10 1/2. Я работал и читал всего “Героя”, который хорошо написан. <…>14/26… 3 часа дня. Я работал и продолжал читать


Григорий Мелехов и Аксинья Астахова

Из книги Русская литература и медицина: Тело, предписания, социальная практика [Сборник статей] автора Борисова Ирина

Григорий Мелехов и Аксинья Астахова Как в блистательной древнеримской поэзии, при всем ее многообразии и неповторимости, мы всегда в первую очередь вспоминаем имена трех гигантов, неотделимых от величия латинского слова и духа – Вергилия, Горация и Овидия, так и в


Григорий Дашевский, «Генрих и Семен»

Из книги Уфимская литературная критика. Выпуск 2 автора Байков Эдуард Артурович

Григорий Дашевский, «Генрих и Семен» Клуб «Проект ОГИ» выпустил очередную книгу своей «поэтической серии». Для клуба это третья по счету книга, для Григория Дашевского вторая. Или тоже третья, – смотря как считать. (Дело в том, что сборник Дашевского «Перемена поз»,


Григорий Садовников-Федотов «Издательский тяп-ляп»

Из книги автора

Григорий Садовников-Федотов «Издательский тяп-ляп» Все мы – люди, кому за тридцать, помним книги, издававшиеся в советское время. В период, который принято теперь ругать и охаивать – это уже стало считаться хорошим тоном. При этом хулители и очернители забывают, что


Владимир Панченко Судьба длиной в четыре поколения

Из книги автора

Владимир Панченко Судьба длиной в четыре поколения Днепропетровская писательница Любовь Борисовна Овсянникова в своей очередной книге "Нептуну на алтарь" вновь обращается к судьбам земляков, жителей Славгорода. Начинает она с тяжелых реминисценций из их жизни —