IV. Милая сердцу Италия[**] (Художники и писатели)

IV. Милая сердцу Италия[**]

(Художники и писатели)

Илья Эренбург никогда не жил в Италии и всерьез не знал итальянского языка. В его подводящих итоги жизни мемуарах «Люди, годы, жизнь», над которыми он работал пять с половиной лет, упоминаются 3500 имен, из них итальянцев — всего 114 (а французов — 474 и даже немцев, которых, как считается, Эренбург не любил, — больше 160). Этой репрезентативной статистикой можно начинать статью об Эренбурге и любой стране зарубежья, поэтому статистику продолжим. Италии из 219 глав мемуаров посвящены всего три (замечу, что в них есть выразительные зарисовки итальянских современников Эренбурга — Итало Звево, Карло Леви, Альберто Моравиа и Ренато Гуттузо). А среди 60 монопортретных глав итальянцам посвящена всего одна, и та — парижанину Модильяни. И при всем при том ни одной зарубежной стране мира не адресовал Эренбург в своих мемуарах столь прочувствованных, сердечных слов, как Италии и итальянцам…

В Италии Эренбург впервые побывал в 1911 году. Три главы мемуаров «Люди, годы, жизнь» он посвятил итальянским впечатлениям. В первой книге рассказывается о поездках 1911 и 1913 годов. Это неожиданная для жанра мемуаров глава — она вся посвящена итальянской живописи, тому, как менялись взгляды автора на нее. Но есть там одно ценное и не связанное с живописью признание. Подчеркнув общеизвестность своей любви к Франции, Эренбург с удовольствием процитировал Стендаля («итальянцы проще, непосредственнее французов») и добавил от себя, что в характере итальянцев заложена доброта[2151].

Приезжая в Италию (в послевоенные годы часто), Эренбург, возможно, и чувствовал себя туристом, однако его итальянские впечатления всегда оказывались глубокими и значительными. В юности очарованный Венецией, он с годами все больше любил Рим — средоточие множества культурных эпох…

Друзья в Италии появились у Эренбурга лишь под старость, хотя в молодые годы он встречался с Маринетти, Итало Звево и Джованни Папини (свободным общение и не могло быть — все-таки он едва говорил по-итальянски, да и особой близости с этими писателями не было). Дружба же с Модильяни и знакомство с Северини тут не в счет: это было в Париже, и, как и всех художников «парижской школы», Эренбург считал их по национальности «ротондовцами».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Милая Оличка!

Из книги Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности автора Маяковский Владимир Владимирович

Милая Оличка! Шлю записку для училища. Здоров. Масса работы по театру. Пишите.Целую тебя, маму и Люду.Ваш Володя.P. S. Попроси мамочку, чтобы мама обязательно переслала мне сюда как можно скорее


Милая и дорогая Оличка!

Из книги Поединок крысы с мечтой автора Арбитман Роман Эмильевич

Милая и дорогая Оличка! Дуешься ты зря. Дело в следующем. Я живу не в Питере, а в деревне, за 50 верст. Когда я получил твое первое письмо, я потелефонил бриковской прислуге, чтоб она немедленно отослала тебе деньги, зная, что это к спеху, а значит, и не мог сам написать ничего на


Дорогая моя милая и родная мамочка.

Из книги Об искусстве [Том 2. Русское советское искусство] автора Луначарский Анатолий Васильевич

Дорогая моя милая и родная мамочка. Видите, какой у Вас хороший сын: всем вообще не пишет, некоторым пишет, но на маленьких листочках, а Вам на большом и во весь разворот. Меня очень беспокоит, что Вы летом без дачи и без отдыха.В Одессе я заходил к Мише Киселеву. Он просил Вам


Милая и хорошая Наталочка.

Из книги Классик без ретуши [Литературный мир о творчестве Владимира Набокова] автора Набоков Владимир

Милая и хорошая Наталочка. Неужели мог быть такой случай, что я, находясь в Харькове, не устремился к Вам?Если я мог совершить такую гадость, то, конечно, сам к себе отношусь с полным презрением и негодованием. Во всяком случае это обстоятельство будет мною исправлено в


Дорогая, милая и родная мамочка.

Из книги Лучшее за год III. Российское фэнтези, фантастика, мистика автора Галина Мария

Дорогая, милая и родная мамочка. Вы самая хорошая и добрая мама на целом свете, и поэтому, конечно, уже на меня не сердитесь за то, что я не сумел зайти перед отъездом. Я уехал страшно неожиданно, а так как было воскресенье, то нельзя было вызвать такси – все киоски по


Сердцу по-прежнему не прикажешь

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

Сердцу по-прежнему не прикажешь Тим Себастиан. Шпион под подозрением. Спасские ворота: Романы. М.: Кучково полеТолько Джеймсу Бонду удалось обмануть бдительность наших таможенников и выехать из России с любовью. Всех прочих, похоже, задерживали на границе, перетряхивали


Майкл Вуд{194} Милые сердцу штаны

Из книги Дело о Синей Бороде, или Истории людей, ставших знаменитыми персонажами автора Макеев Сергей Львович

Майкл Вуд{194} Милые сердцу штаны «Просвечивающие предметы» — шестнадцатый роман Набокова и седьмой, написанный по-английски. В каком-то странном смысле он начинает новый этап в его жизни, поскольку все английские романы Набокова, по крайней мере начиная с «Лолиты», все


Дмитрий Володихин Милая

Из книги Классики и современники автора Басинский Павел Валерьевич

Дмитрий Володихин Милая 2108 годБорт экстрим-корвета «Мармелад»Мисс Ди, 24


Художники и композиторы

Из книги Скрипач не нужен автора Басинский Павел Валерьевич

Художники и композиторы С Карлом Брюлловым Пушкина познакомил его московский друг Павел Нащокин в 1836 году, в Москве.Один из крупнейших русских живописцев, Брюллов происходил из старинного французского рода Брюлло, известного еще в XVII веке. Букву «в» в конце фамилии будто


«Милая, добрая Бэла!..»

Из книги Война за креатив. Как преодолеть внутренние барьеры и начать творить автора Прессфилд Стивен


Как сердцу высказать себя?

Из книги автора

Как сердцу высказать себя? «Культура без сердца есть не культура, а дурная „цивилизация“». Иван Ильин О пониманииПоложив себе за правило никогда болезненно не реагировать на самые резкие высказывания в свой адрес, я, однако ж, никогда не мог смириться с некоторыми из


Как сердцу высказать себя?

Из книги автора

Как сердцу высказать себя? «Культура без сердца есть не культура, а дурная “цивилизация”». Иван Ильин О понимании Положив себе за правило никогда болезненно не реагировать на самые резкие высказывания в свой адрес, я, однако ж, никогда не мог смириться с некоторыми из


Профессионал не принимает успех или поражение близко к сердцу

Из книги автора

Профессионал не принимает успех или поражение близко к сердцу Когда художника называют толстокожим, имеется в виду не то, что этот человек толст или глуп, а то, что он разделяет личное и профессиональное. Для этого нужен очень сильный характер, потому что наши глубочайшие