А. А. Дельвиг (1798–1831)

А. А. Дельвиг (1798–1831)

51. Русская песня

Соловей мой, соловей,

Голосистый соловей!

Ты куда, куда летишь,

Где всю ночку пропоешь?

Кто-то бедная, как я,

Ночь прослушает тебя,

Не смыкаючи очей,

Утопаючи в слезах?

Ты лети, мой соловей,

Хоть за тридевять земель,

Хоть за синие моря,

На чужие берега;

Побывай во всех странах,

В деревнях и в городах:

Не найти тебе нигде

Горемышнее меня.

У меня ли у младой

Дорог жемчуг на груди,

У меня ли у младой

Жар-колечко на руке,

У меня ли у младой

В сердце миленький дружок:

В день осенний на груди

Крупный жемчуг потускнел,

В зимню ночку на руке

Распаялося кольцо,

А как нынешней весной

Разлюбил меня милой.

1820

52. Русская песня

Пела, пела пташечка

       И затихла;

Знало сердце радости

       И забыло.

Что, певунья-пташечка,

       Замолчала?

Как ты, сердце, сведалось

       С черным горем?

Ах! убили пташечку

       Злые вьюги;

Погубили молодца

       Злые толки!

Полететь бы пташечке

       К синю морю;

Убежать бы молодцу

       В лес дремучий!

На море валы шумят,

       А не вьюги —

В лесе звери лютые,

       Да не люди!

1820

53. Романс

Одинок месяц плыл, зыбляся в тумане,

Одинок воздыхал витязь на кургане.

Свежих трав не щипал конь его унылый:

«Конь мой, конь, верный конь, понесемся к милой!

Не к добру грудь моя тяжело вздыхает,

Не к добру сердце мне что-то предвещает;

Не к добру без еды ты стоишь унылый!

Конь мой, конь, верный конь, понесемся к милой!»

Конь вздрогнул и сильней витязь возмутился,

В милый край, в страшный край, как стрела пустился.

Ночь прошла, всё светло: виден храм с дубровой,

Конь заржал, конь взвился над могилой новой.

1820

54. Вдохновение

Сонет

Не часто к нам слетает вдохновенье,

И краткий миг в душе оно горит;

Но этот миг любимец муз ценит,

Как мученик с землею разлученье.

В друзьях обман, в любви разуверенье

И яд во всем, чем сердце дорожит,

Забыты им: восторженный пиит

Уж прочитал свое предназначенье,

И пре?зренный, гонимый от людей,

Блуждающий один под небесами,

Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех честей,

Он клевете мстит славою своей

И делится бессмертием с богами.

1820

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В. С. Курочкин (1831–1875)

Из книги Мысль, вооруженная рифмами [Поэтическая антология по истории русского стиха] автора Холшевников Владислав Евгеньевич

В. С. Курочкин (1831–1875) 68 Я не поэт — и, не связанный узами           С музами, Не обольщаюсь ни лживой, ни правою           Славою. Родине предан любовью безвестною,           Честною, Не воспевая с певцами присяжными,           Важными Злое и доброе, с равными


М. Н. Соймонов (1831–1888)

Из книги История русской литературы XIX века. Часть 2. 1840-1860 годы автора Прокофьева Наталья Николаевна

М. Н. Соймонов (1831–1888) 77. Бабье дело На полосыньке я жала, Золоты снопы вязала —                Молодая; Истомилась, разомлела… То-то наше бабье дело —                Доля злая! Тяжела, — да ничего бы, Коли в сердце нет зазнобы                Да тревоги; А с зазнобой…


А. А. Дельвиг (1798–1831)

Из книги История русской литературы XIX века. Часть 1. 1800-1830-е годы автора Лебедев Юрий Владимирович

А. А. Дельвиг (1798–1831) В отличие от Вяземского, лицейский и послелицейский товарищ Пушкина Антон Антонович Дельвиг облек свой романтизм в классицистические жанры. Он стилизовал античные, древнегреческие и древнеримские стихотворные формы и размеры и воссоздавал в своей


«Ангел» (1831)

Из книги Том 2. Литературно–критические статьи и художественные произведения автора Киреевский Иван Васильевич

«Ангел» (1831) Лермонтов хотел бы видеть мир, как и мечтали романтики, гармоничным, прекрасным и совершенным. Но жизнь предстала Лермонтову, в отличие от Пушкина, лишенной гармонии. На фоне этой дисгармонии отчетливее проступают идеалы поэта.Стихотворение «Ангел» – одно из


«Последний сын вольности» (1831)

Из книги Психодиахронологика: Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней [Maxima-Library] автора Смирнов Игорь Павлович

«Последний сын вольности» (1831) В поэме угадывается время, наступившее после поражения восстания декабристов: сторонники Вадима, находящиеся «В изгнанье дальнем и глухом», задумываются над тем, «Как вольность пробудить опять». Одновременно в духе декабристской поэзии


«Странный человек» (1831)

Из книги При свете Жуковского. Очерки истории русской литературы автора Немзер Андрей Семенович

«Странный человек» (1831) Эта драма стала продолжением и усложнением романтической драматургии, начатой пьесой «Люди и страсти».Сюжет ее также носит, по признанию самого Лермонтова, автобиографический характер и касается юношеской любви поэта к Н. Ф. Ивановой. В


Дельвиг Антон Антонович (1798-1831)

Из книги Антон Дельвиг — литератор автора Вацуро Вадим Эразмович

Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) В кругу поэтов «пушкинской плеяды» первое место не случайно отводится любимцу Пушкина Антону Антоновичу Дельвигу (1798-1831). Однажды Пушкин подарил ему статуэтку бронзового сфинкса, известного в древней мифологии получеловека-полульва,


«Телескоп» (1831-1836).

Из книги Статьи разных лет автора Вацуро Вадим Эразмович

«Телескоп» (1831-1836). После закрытия в 1834 году журнала Полевого на первый план литературной жизни 1830-х годов вышел журнал Николая Ивановича Надеждина (1804-1856) «Телескоп» и приложение к нему – газета «Молва». Надеждин родился в семье дьякона в Рязанской губернии, был зачислен


Прозаического стиха никогда не напишу Барон Антон Антонович Дельвиг (1798–1831)

Из книги автора

Прозаического стиха никогда не напишу Барон Антон Антонович Дельвиг (1798–1831) Есть общеизвестные факты: барон Антон Антонович Дельвиг учился в Лицее, близко дружил с Пушкиным (кто-то добавит: и с Баратынским), издавал альманахи «Северные цветы» и «Подснежник», возглавлял


Антон Дельвиг — литератор[1]

Из книги автора

Антон Дельвиг — литератор[1] Антон Антонович Дельвиг был одной из самых примечательных фигур в русской литературе пушкинской эпохи. Не обладая ни гениальностью Пушкина, ни выдающимися дарованиями Батюшкова или Баратынского, он тем не менее оставил свой след и в истории