«Млеют сосны красные…»

«Млеют сосны красные…»

Млеют сосны красные

Под струей закатною,

Благовест разносится

Песней благодатною.

Белая монашенка

У окна келейного,

Улыбаясь, думает

Думу незатейную.

       «Все лихие горести

       Я в миру оставила,

       Над могилкой каждою

       Образок поставила.

       Окурила ладаном,

       Зельями душистыми,

       В странствие отправилась,

       Как младенец, чистая.

       Вижу, церковь-пустынька

       Среди леса малая —

       Новую Владычицу

       Над собой избрала я.

       Ясность огнезрачная,

       Тихость нерушимая,

       Синева прозрачная,

       Гладь незамутимая.

       С нею обручилась я,

       Искупалась в светлости,

       Принесла обеты ей

       Неподкупной верности.

       Облеклась душа моя

       Схимой белоснежною,

       Сквозь нее проходу нет

       Злому да мятежному.

       Окропляю думы я

       Влагой светозарною —

       Застывают гладкими

       Четками янтарными».

Тьма ночная сияла,

Пение соборное,

С неба строго глянуло

Чье-то око черное.

Зашуршали крыльями

Думы-птицы темные,

Над землей повеяло

Пламенною дремою.

Хлопнуло окошечко,

Затворилась башенка.

Спит и улыбается

Белая монашенка.

<1907>

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Сосны столпилися…»

Из книги автора

«Сосны столпилися…» Сосны столпилися Ратью угрюмою, В цепи закованы Строгою думою. Сосны зеленые! Сосны несмелые… Там, за песчаными Дюнами белыми Сосны! Вы слышите? — Море колышется… Как непохожа здесь Жизнь подневольная, Логово мшистое, Слезы смолистые — На


Красные уши

Из книги автора

Красные уши Пошли Человеки играть в футбол.Ваня – команда. И Саня – команда. Каждый – и вратарь, и защитник, и нападающий, и даже судья.Два часа играли. Голов забили видимо-невидимо.Но вот мяч полетел к соседке Дарье Павловне. Прямо в окно.Зазвенело, вылетело стекло. За ним и


«Белые» и «красные»

Из книги автора

«Белые» и «красные» Действие развивается следующим образом. Навстречу ударной группе через Дон сразу переправляются повстанческие части первой дивизии, что подтверждается воспоминаниями Кудинова. Вместо преследования отступающего, разбитого неприятеля Григорий