«Благослови меня служить Тебе словами…»

«Благослови меня служить Тебе словами…»

Благослови меня служить Тебе словами, —

Я, кроме слов, не знаю ничего —

Играя, их сплетать причудливо венками

Во имя светлое Твое.

Пошли меня слугой в далекие державы

И засвети передо мной свой Лик.

В веселии моем — увидят Твою славу,

И в немощи моей — как Ты велик.

Дозволь, чтоб песнь моя казалась мне забавой,

А дух сгорал в любви к Тебе — дозволь!

Пока не тронешь Ты души моей бесправой,

Слова немеют в тягости неволь,

А в сердце стыд и горестная боль.

1911

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Я думаю, но не словами…»

Из книги автора

«Я думаю, но не словами…» Я думаю, но не словами, А грустной теплотой в груди. Не знаю, что случилось с нами, Но знаю,это позади. И все-таки, что это было? …Мы, помнишь, слышали сквозь сон Холодный, утренний, унылый, Далекий колокольный


«Нет, не тебе, конечно, не тебе…»

Из книги автора

«Нет, не тебе, конечно, не тебе…» Нет, не тебе, конечно, не тебе я посвящаю слова о чувствах, слезы о себе, и мысли понемногу обо всем… Но если, друг, когда-нибудь потом ты, перелистывая медленно страницы, задержишься на них опять (где буду я? Кто это может знать – возможно,


«Я помню о тебе, Татьяна…»

Из книги автора

«Я помню о тебе, Татьяна…» Я помню о тебе, Татьяна… Во мне еще жива любовь. Но, как за чтением романа, тревожна мысль, спокойна кровь. Я разуверилась во многом, скупее слезы и слова – что это: гибель, благодать? Теперь, когда над эпилогом уже склонилась голова, чего еще от


ТЕБЕ

Из книги автора

ТЕБЕ Нищ и светел… В.И. В рубище ходишь светла, Тайну свою хороня, — Взором по жизни скользишь, В сердце — лазурная тишь…          Любо, средь бедных живя,          Втайне низать жемчуга;          Спрятав княгинин наряд,          Выйти вечерней порой          В грустный


«Вешними, росными, словами-зорями…»

Из книги автора

«Вешними, росными, словами-зорями…» Вешними, росными, словами-зорями Поведай миру, как утром ранним Стезей серебряной — ты в даль туманную Ушла неслышная. Куренье утра и гор созвучье, И горечь воли, и песнь разлуки Поведай людям. Зыбкими, легкими, словами-вздохами Поверь


«Это ничего, что он тебе далекий…»

Из книги автора

«Это ничего, что он тебе далекий…» Это ничего, что он тебе далекий, Можно и к далекому горестно прильнуть В сумерках безгласных, можно и с далеким, Осенясь молитвой, проходить свой путь. Это ничего, что он тебя не любит, — За вино небесное плата не нужна. Все мы к небу чаши


5. «Меня, меня — во всем параде…»

Из книги автора

5. «Меня, меня — во всем параде…» Меня, меня — во всем параде — Из башни, где возжен завет, Меня из таинства ограды Под площадей глумливый свет. Меня в ветра, на воздух колкий, — Меня, мое, всего ль меня? Вдруг с запыленной черной полки — Меня, мудрейшего меня. Но я бегу… И


3.6. «Когда ручьи поют романс» «почти словами человека» (Заметки о музыкальности поэта)

Из книги автора

3.6. «Когда ручьи поют романс» «почти словами человека» (Заметки о музыкальности поэта) Чистые мысли музыки помогают передаче тока. (Н. Рерих) Тема «Пастернак и музыка» глобальна так же, как и тема «Пастернак и звук». Этим темам посвящен ряд работ [Barnes 1977, Plank 1966, Pomorska 1975,


Глава 1. Что в имени тебе моем?

Из книги автора

Глава 1. Что в имени тебе моем? “Часть первая” начинается с описания состояния российского общества в юридическом центре управления цивилизацией в начале двадцатого столетия.Над омраченным ПетроградомДышал ноябрь осенним хладом.О существовании и особой роли


Ужо тебе!

Из книги автора

Ужо тебе! Мое первое серьезное объяснение с Москвой состоялось в августе 1980 года. Я поступал в Литературный институт на отделение критики. Была Олимпиада, и умер Высоцкий. Москва была чистой-чистой, словно вымытой с порошком. Не было ни соринки, ни окурочка, ни