«Здесь за холмами, под сенью крестною…»

«Здесь за холмами, под сенью крестною…»

Здесь за холмами, под сенью крестною,

Воздвигаю я свой шатер.

Ратовать стану лишь с мглой небесною,

Отлучась от равнин и гор.

В склепе дубравном печаль истомная

Уж сотлела в земле давно,

Выросли там кипарисы темные,

Зашептали, что все прошло.

Радость свою, это Божье знаменье,

Свету-Солнцу хочу отдать,

Искру вернуть огневому пламени,

Ей там легче, светлей сгорать.

Снова душа — колыбель священная

Принимает весь мир в себя,

Тихо качает земное, пленное…

(Слышу, радость горит моя).

Небо прозрачно, и сердце чистое,

Эту милость нельзя наречь —

Где-то дубравно, что-то лучистое…

— И не будет уж больше встреч.

Январь 1908

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Здесь все законно, все несправедливо…»

Из книги автора

«Здесь все законно, все несправедливо…» Здесь все законно, все несправедливо: Тревога, безразличье, доброта… Срывает ветер листья торопливо. Того, кто все-таки бросается с моста, Не защитить ничье воображенье. Он верить только в частый дождь осенний И в то, что


«Не смерть ли здесь прошла сновидением…»

Из книги автора

«Не смерть ли здесь прошла сновидением…» Не смерть ли здесь прошла сновидением, Повеяв в душу осенней страдой, Сложив костер могильного тленья Из желто-розовых листьев сада? Какая тишь за рощею черной! До дна испита златистость дали, И мгла полей плывет


«Он здесь, но я Его не слышу…»

Из книги автора

«Он здесь, но я Его не слышу…» Он здесь, но я Его не слышу, От сердца Лик Его сокрыт, Мне в душу Дух Его не дышит, И Он со мной не говорит. Он отлучил от единенья, Отринул от священных стен. Возжажди, дух мой, униженья И возлюби свой горький плен. Глаза отвыкли от моленья, Уста


II. «Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке…»

Из книги автора

II. «Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке…» Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке Хранит в стенах его предсмертный вздох. …Безумный Герман на больничной койке, Тасуя карты, бредит: с нами Бог! На черном небе зарева большого Разрозненные сполохи горят, И над Невою


Никакой крепости здесь поблизости нет

Из книги автора

Никакой крепости здесь поблизости нет Роман Дино Буццати "Татарская пустыня" я склонен считать своим персональным наваждением.Сам Дино Буццати полагал себя наследником Эдгара По и готических романов; исследователи (включая Борхеса) хором твердят о влиянии Кафки. Здесь


ПОЭЗИЯ ЗДЕСЬ И ТАМ

Из книги автора

ПОЭЗИЯ ЗДЕСЬ И ТАМ На днях, беседуя с одним из здешних молодых поэтов о «святом ремесле» — по выражению Каролины Павловой, — я показал ему в «Литературном Ленинграде» стихи, которыми Н. Браун, тоже молодой поэт, но не здешний, а советский, закончил свою речь на


ЕЩЕ О «ЗДЕСЬ» И «ТАМ»

Из книги автора

ЕЩЕ О «ЗДЕСЬ» И «ТАМ» Один молодой здешний писатель, — человек по природе спокойный и трезво-умный, не ослепленный страстями и не лишившийся поэтому способности мыслить, — говорил мне на днях:«Советская литература… Поверьте, отсутствие твердых знаков и ятей на меня не


Здесь Русью пахнет

Из книги автора

Здесь Русью пахнет 27 января – печальный день. День самого трагического выстрела за всю историю России. 27 января 1837 года Пушкин стрелялся, был ранен, через два дня умер.Пушкин умел писать стихи. Фраза эта, пожалуй, покажется странной. Зачем это говорить? Кто в этом


Здесь и там

Из книги автора

Здесь и там Олеся Николаева слегка слукавила: в изящный томик «Amor fati» (1997) вошли стихи и более ранние, нежели за годы 1989–1996, обозначенные на титуле; к новому присовокуплены не только вещи из предыдущего сборника «Здесь» (1990), но и с десяток стихотворений из книжки «На