«Как сделать, чтоб жить совсем как в будни…»

«Как сделать, чтоб жить совсем как в будни…»

Как сделать, чтоб жить, совсем как в будни,

Все погасив ввечеру?

Стыдно душе усталой и скудной

Делать из жизни игру.

Кто ходит за мной, всегда на страже,

Всюду готовя пиры?

В пустыне безлюдной сучья вяжет

И распаляет костры?

Хочу помолиться тише, строже,

Слезы и скорбь затая,

А скорбь уже стелет мягкое ложе

И колыбелит меня.

Пусть каждое слово будет честно,

Честно, как праведный суд,

А все они ярки, все телесны,

Вечно лукавят и лгут.

Как страшно, что нет нигде простого,

Всюду таится игра.

Мне нужно, нужно прожить сурово

Последнюю ночь до утра.

Декабрь 1910 Москва

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Как сделать евроремонт в России?

Из книги автора

Как сделать евроремонт в России? В: Как сделать евроремонт в России? О: Затеять очередной марш несогласных. Несогласные решили промаршировать по Нижнему Новгороду, и на месте их предполагаемой маршировки вольготно раскинулся детский фестиваль искусств. Несогласные


120. «Но что-то есть. Совсем, совсем иное…»

Из книги автора

120. «Но что-то есть. Совсем, совсем иное…» Но что-то есть. Совсем, совсем иное. Не жизнь, не смерть. Не сердце огневое, В провалы тьмы летящее звездой, В пустыню мысли творческой мечтой. Но то, что есть, в биеньи сердца слышу… Всё глубже мир, торжественней и тише. И, если


Будни

Из книги автора

Будни Ни прошлого, ни будущего нет. Текущий день. Обычная работа. В окне высоком зимний скудный свет И время падает, как снег, бес счета. Бежит, бежит печатная строка Под мерное стучанье молоточка. А в отдалении плывут века Над убегающей в пространство строчкой. Машинки


Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью

Из книги автора

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью «Я не верю, будто есть люди, чье внутреннее состояние подобно моему, тем не менее я могу представить себе таких людей, но чтобы вокруг их головы все время летал, как вокруг моей, незримый ворон, этого я себе даже представить не могу».Этой


НЕ СОВСЕМ ТАК, ГОСПОДА…

Из книги автора

НЕ СОВСЕМ ТАК, ГОСПОДА… Не так давно в «Литературной газете» были напечатаны стихи Анатолия Преловского. В одном из них он пишет: Я помню, помню предвоенных лет Унылый страх, натужное веселье, Когда, как дуло револьвера вслед Поглядывал сексот из каждой щели… Будучи


БУДНИ

Из книги автора

БУДНИ Задумкой светлой озабочен, Порывом жгучим одержим, Я к верстаку спешу. И тотчас Вношу поправку в чертежи. Пилю, ворочаю железо Да так, что мускулы трещат. Порой машине в душу лезу И прочь гоню мазутный чад. Врачую раны, тем утешен, Что ей продлю я жизни срок. В пролете


Совсем обленились

Из книги автора

Совсем обленились Вскоре после новогодних праздников пришлось мне услышать, как на одном известном радио женщина-телекритик и женщина-обозреватель по культуре ругали телевидение. Они буквально задыхались от возмущения. Они не могли подобрать слов, чтобы те выразили бы


Как сделать скучный эпизод ярким и выразительным

Из книги автора

Как сделать скучный эпизод ярким и выразительным Перед вами самый обычный, заурядный эпизод: полицейский прибывает на место убийства и беседует с медэкспертом.«Лейтенант Фиск остановился рядом с домом на улице Вермонт и вышел из машины. Он взбежал по ступенькам и


III Нытики и чудаки, или Как сделать персонажи запоминающимися

Из книги автора

III Нытики и чудаки, или Как сделать персонажи запоминающимися Нытики Большинство литературных агентов предупредят вас, что есть произведения, с которыми они не будут иметь дело ни при каких обстоятельствах, даже если книги написаны прекрасным языком, а их события


Как сделать героев интересными людьми

Из книги автора

Как сделать героев интересными людьми В книге «Искусство создания художественной литературы» (1965) на вопрос: «К чему должен стремиться писатель?» Лайос Эгри отвечает: «К созданию образа. Секрет и магическая формула великого, бессмертного произведения это живые,


ЭТО СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО Я НАПИСАЛ

Из книги автора

ЭТО СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО Я НАПИСАЛ Когда Антон Павлович Чехов написал свою пьесу «Чайка», он был уже очень знаменитым писателем. И не только знаменитым. Его признавали и ценили самые строгие, самые взыскательные судьи. Даже Лев Николаевич Толстой, не слишком-то жалующий