«Если это старость — я благословляю…»

«Если это старость — я благословляю…»

Если это старость — я благословляю

Ласковость ее и кротость,

И задумчивую поступь.

Нет былой обостренности

Мыслей и хотений.

Ночью сон спокойней.

Ближе стали дети,

И врагов не стало.

Смотришь — не желая, помнишь — забывая,

И не замышляешь новых дальних странствий

В бездны и на кручи.

Путь иной, синея, манит, неминучий.

И в конце дороги — пелена спадает,

И на перевале — все былое тает,

И в часы заката — солнце проливает

Золото на землю.

Если это старость — я ее приемлю.

1925 Симферополь

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Журнал «Если» № 5 2010

Из книги автора

Журнал «Если» № 5 2010 Издательство «ЭКСМО»НАГРАЖДАЕТ АВТОРОВза 10-летнеенепрерывное, продуктивное и успешное сотрудничество золотым памятным знаком 585-й пробыАндрея Валентиновича ВалентиноваАлексея Анатольевича ЕвтушенкоЮрия Александровича НикитинаВячеслава


«Если Вы не всегда без печали…»

Из книги автора

«Если Вы не всегда без печали…» Если Вы не всегда без печали За ущербной следили луной, Если Вы не всегда молчали, Если Вы не устали – не очень устали, Побудьте немного со мной. Равнодушней, внимательней, строже… (И зачем, и о чем – до утра?) Улыбнулся – не нам ли? –


«Если это последние слезы…»

Из книги автора

«Если это последние слезы…» Если это последние слезы, если это прощальная весть, значит то, что любили мы, все-таки есть. На камине осыпались чайные розы грудой мягких, живых лепестков… А напротив, в отеле, за каждым окном обрывается счастьем коротким и сном суета и


СТАРОСТЬ

Из книги автора

СТАРОСТЬ Она садится вечерами к окну и смотрит на звезды. Смотрит, смотрит… — Если б не звезды, — говорит, — не о чем было бы думать: все уже


«Если хочется пить…»

Из книги автора

«Если хочется пить…» Если хочется пить, то колодец копай. Если холодно станет, то печь истопи. Если голоден, то испеки каравай. Если ж ты одинок, то чуть-чуть потерпи. И потянутся путники по одному И к воде, и к теплу, и к


«Если бы он ожил и пришел ко мне…»

Из книги автора

«Если бы он ожил и пришел ко мне…» Если бы он ожил и пришел ко мне, Пусть хотя бы ночью, призраком, во сне, Стоя на пороге, издали сказал: — Знаешь, я не умер, просто я устал. Я устал от жизни — каждый день в борьбе — И от длинных писем, что писал тебе, И от резких красок —


А если без них?

Из книги автора

А если без них? Влюбленные повздорили. После размолвки, оставшись один, влюбленный юноша старается понять: как это случилось? Думает он об этом так: «Мы совершили ошибку, и вот ее неизбежный результат».А дело-то происходит в середине XVIII века, и герой романа – хоть и


НО ЕСЛИ УЖ ПОШЛА РЕЧЬ ОБ СТИХАХ

Из книги автора

НО ЕСЛИ УЖ ПОШЛА РЕЧЬ ОБ СТИХАХ При жизни Салтыкова не печаталось. Впервые — ЛН,` т. 11–12, M. I933, стр. 121–125 (вступительная статья и публикация В. В. Гиппиуса). Сохранился один лист черновой рукописи этой статьи (ИРЛИ), судя по нумерации которого можно предположить, что


Если бы знать!.

Из книги автора

Если бы знать!. ОФЕЛИЯ. Какого обаянья ум погиб! Соединенье знанья, красноречья И доблести. Наш праздник, цвет надежд Их зеркало… всё вдребезги. Всё, всё…Шекспир. ГамлетЭто Офелия прощается с Гамлетом. Это надгробное слово. Гамлет жив. Но Офелия узнала, что он сошел с ума, и


Если бы Дантес был нашим земляком

Из книги автора

Если бы Дантес был нашим земляком Вдруг оттуда вылезло чтой-то непотребное: Может быть, зеленый змий, а, может, крокодил. Владимир Высоцкий Если бы Георгий Осипович Дантес (Georges Charles de Heeckeren d’Anthes) был бы уроженцем не Эльзаса, а, к примеру, Саратова, то он мог бы запросто


23. Старость

Из книги автора

23. Старость Такое бессилие есть результат старости. Именно возраст, болезнь, немощи служили стимулом для замены царя. Таких случаев у Фрэзера приведено довольно много, "…в городе Гатри правит местный царек, которого влиятельные лица убирают следующим образом. Когда им


ЕСЛИ ВЕРНО, ТО И НАРОДНО

Из книги автора

ЕСЛИ ВЕРНО, ТО И НАРОДНО Был в России прошлого века такой литератор — граф Соллогуб. А у него был лакей Иван.Соллогуб прославился своей повестью «Тарантас»; она и сейчас еще переиздается. И Иван тоже прославился, тоже оставил в литературе след — только не повестью, не


ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА...

Из книги автора

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА... Когда началась Великая Отечественная война, молодой поэт Михаил Кульчицкий, которого многие считали надеждой нашей поэзии, учился на последнем курсе Литературного института. Но слушать лекции о литературе, когда враг подходил к Москве, ему было