«Не смерть ли здесь прошла сновидением…»

«Не смерть ли здесь прошла сновидением…»

Не смерть ли здесь прошла сновидением,

Повеяв в душу осенней страдой,

Сложив костер могильного тленья

Из желто-розовых листьев сада?

Какая тишь за рощею черной!

До дна испита златистость дали,

И мгла полей плывет миротворно,

Забвеньем серым метя печали…

И вся земля, как темная урна,

Доверху полная пеплом дымным,

И только Дух — единый, безбурный —

Растет и зреет пустынным гимном.

Осень 1907

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Здесь все законно, все несправедливо…»

Из книги автора

«Здесь все законно, все несправедливо…» Здесь все законно, все несправедливо: Тревога, безразличье, доброта… Срывает ветер листья торопливо. Того, кто все-таки бросается с моста, Не защитить ничье воображенье. Он верить только в частый дождь осенний И в то, что


«Он здесь, но я Его не слышу…»

Из книги автора

«Он здесь, но я Его не слышу…» Он здесь, но я Его не слышу, От сердца Лик Его сокрыт, Мне в душу Дух Его не дышит, И Он со мной не говорит. Он отлучил от единенья, Отринул от священных стен. Возжажди, дух мой, униженья И возлюби свой горький плен. Глаза отвыкли от моленья, Уста


«Я прошла далеко, до того поворота…»

Из книги автора

«Я прошла далеко, до того поворота…» Я прошла далеко, до того поворота,          И никого не встретила. Только раз позвал меня кто-то,          Я не ответила. Не пройти, не укрыться средь черного леса          Без путеводных знамений. И от взоров тревожных скрывает


«Она прошла с лицом потемнелым…»

Из книги автора

«Она прошла с лицом потемнелым…» Посв. М.Н.А-д. Она прошла с лицом потемнелым, Как будто спалил его зимний холод, Прошла, шатаясь ослабшим телом. И сразу я уразумела,          Что это голод. Она никого ни о чем не просила, На проходящих уставясь тупо. Своей дорогою я


Трио из России! Как в Америке прошла книжная ярмарка, и кто из русскоязычных писателей на ней отметился

Из книги автора

Трио из России! Как в Америке прошла книжная ярмарка, и кто из русскоязычных писателей на ней отметился Так сложилось – мне приходилось бывать на различных книжных выставках Европы, а вот теперь я добрался до аналогичного мероприятия в США. Скучновато оно, всё по


«Прошла весна, – темнеет лес…»

Из книги автора

«Прошла весна, – темнеет лес…» Прошла весна, – темнеет лес, Скудней ручьи, грустнее ивы, И солнце с высоты небес Томит безветренные нивы. На плуг знакомый налегли Все, кем владеет труд упорный, Опять сухую грудь земли Взрезает конь и вол покорный; Но в свежем тайнике


«Гроза прошла, и ветка белых роз…»

Из книги автора

«Гроза прошла, и ветка белых роз…» Гроза прошла, и ветка белых роз В окно мне дышит ароматом… Ещё трава полна прозрачных слёз, И гром вдали гремит


II. «Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке…»

Из книги автора

II. «Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке…» Здесь Пушкин проходил, и дом на Мойке Хранит в стенах его предсмертный вздох. …Безумный Герман на больничной койке, Тасуя карты, бредит: с нами Бог! На черном небе зарева большого Разрозненные сполохи горят, И над Невою


ПОЭЗИЯ ЗДЕСЬ И ТАМ

Из книги автора

ПОЭЗИЯ ЗДЕСЬ И ТАМ На днях, беседуя с одним из здешних молодых поэтов о «святом ремесле» — по выражению Каролины Павловой, — я показал ему в «Литературном Ленинграде» стихи, которыми Н. Браун, тоже молодой поэт, но не здешний, а советский, закончил свою речь на


ЕЩЕ О «ЗДЕСЬ» И «ТАМ»

Из книги автора

ЕЩЕ О «ЗДЕСЬ» И «ТАМ» Один молодой здешний писатель, — человек по природе спокойный и трезво-умный, не ослепленный страстями и не лишившийся поэтому способности мыслить, — говорил мне на днях:«Советская литература… Поверьте, отсутствие твердых знаков и ятей на меня не


Здесь Русью пахнет

Из книги автора

Здесь Русью пахнет 27 января – печальный день. День самого трагического выстрела за всю историю России. 27 января 1837 года Пушкин стрелялся, был ранен, через два дня умер.Пушкин умел писать стихи. Фраза эта, пожалуй, покажется странной. Зачем это говорить? Кто в этом


Здесь и там

Из книги автора

Здесь и там Олеся Николаева слегка слукавила: в изящный томик «Amor fati» (1997) вошли стихи и более ранние, нежели за годы 1989–1996, обозначенные на титуле; к новому присовокуплены не только вещи из предыдущего сборника «Здесь» (1990), но и с десяток стихотворений из книжки «На